Киевская Русь Этногенез восточных славян (VI-VIII вв.). Автохтонная и миграционная теории. 2. Проблемы происхождения Древнерусского...

Информация о документе:

Дата добавления: 13/08/2015 в 04:04
Количество просмотров: 50
Добавил(а): Елена Любимова
Название файла: kievskaya_rus_etnogenez_vostochnyh_slavyan_vi-viii.doc
Размер файла: 187 кб
Рейтинг: 0, всего 0 оценок

Киевская Русь Этногенез восточных славян (VI-VIII вв.). Автохтонная и миграционная теории. 2. Проблемы происхождения Древнерусского...

Лекция № 2.

Образование и развитие раннефеодального государства

Киевская Русь


  1. Этногенез восточных славян (VI-VIII вв.). Автохтонная и миграционная теории.

  2. Проблемы происхождения Древнерусского государства. Норманнская и антинорманнская теории.

  3. Социально-экономическое и политическое развитие Киевской Руси.

  4. Крещение Руси: духовно-религиозный и политический аспект.

  5. Децентрализация Киевской Руси. Основные политический и экономические центры.



  1. Этногенез восточных славян (VI-VIII вв.). Автохтонная и миграционная теории.


Устоявшееся в исторической науке представление о том, что славянские народы некогда имели общую прародину, из которой затем расселились по территории Западной, Южной и Восточной Европы, берет свое начало в древнейшей русской летописи «Повести временных лет» (начало ХII в.). Создавший ее монах Нестор приводит мифологическую родословную славян, возводя ее к младшему сыну библейского Ноя — Иафету, который получил в удел Северные и Западные земли. Поднимаясь от истоков времени к своим дням, Нестор поселяет славян в римской провинции Нории между верховьями Дуная и Дравы. Оттуда, теснимые римлянами, они вынуждены были переселиться на Вислу и Днепр.

Так на основе начальной летописи и свидетельств римского историка Тацита сложилась «дунайская» версия прародины славян, которой придерживались историки С.М. Соловьев и его ученик В.О. Ключевский. Последний рассматривал Карпаты как промежуточный этап в движении славян с дунайской прародины на территорию Восточной Европы, где они задержались до VI—VII вв. Эта версия может быть принята только в том случае, если речь идет о вторичном заселении славянами просторов Русской равнины. Возможно, в Прикарпатье сложился союз славянских племен во главе с полулегендарным вождем Бусом, который начал движение на восток и северо-восток в VI—VII вв. Пришельцы расселились на территории, где ранее обитали другие славянские племена.

Другая группа историков определяли прародину славян гораздо севернее: или в междуречье Вислы и Одера, или в Среднем Поднепровье и бассейне Припяти. Ее основоположником был знаток древнерусского языка академик А.А. Шахматов. Он определял славянскую прародину в бассейне Западной Двины вблизи Балтийского побережья. По его мнению, этот регион стал исходным пунктом славянских миграций. Отсюда единый славянский массив продвинулся сначала в Повислинье, на среднее и верхнее течение Вислы. Это направление колонизации втянуло славян в Великое переселение народов. Далее они уже разошлись разными потоками: одни двинулись на юг в пределы Византии, другие на Русскую равнину, третьи — на запад вплоть до Одера. Шахматов ближе других историков подошел к решению вопроса о месте древнейшей родины славян и утверждал, что славяне не были пришельцами в Восточную Европу, а сложились на ее огромных просторах в результате консолидации отдельных родоплеменных образований.

Академик Б.А. Рыбаков на основании новых археологических данных предпринял попытку объединить обе версии решения проблемы славянской прародины и этногенеза. Согласно его теории, славяне принадлежали к древнему индоевропейскому единству, которое сложилось в V—IV тыс. до н.э. в северо-восточной части Балканского полуострова и на территории Малой Азии. На рубеже III и II тыс. до н.э., когда в Европе развилось пастушеское хозяйство, скотоводческие племена в поисках пастбищ широко расселились по Европе, некоторые ушли на Средний Восток, в Северную Индию, Среднюю Азию. Тогда-то и началось разделение индоевропейцев на этноязыковые группы: кельтскую, германскую, романскую, славянскую, греческую, иранскую, балтийскую. При этом праславяне заняли широкую полосу Центральной и Восточной Европы: с севера на юг протяженностью около 400 км, а с запада на восток около 1,5 тыс. км. На западе эту зону ограничивали Судеты, Татры и Карпаты, на севере — Балтийское море, восточным рубежом служила река Припять, а южная граница проходила по верховьям Днестра и Южного Буга, захватывая бассейн реки Роси, впадавшей в Днепр.

На этом огромном пространстве единый праславянский этнос развивался вплоть до середины I тыс. н.э. в непосредственном соприкосновении с другими народами, как индоевропейской семьи, так и финно-угорской группы урало-самодийской семьи и тюркской группы алтайской языковой семьи. С III—IV вв. н.э. славяне присоединились к Великому переселению народов. На этом этапе они участвовали в нем пассивно. Они либо добровольно присоединялись к тому или иному могущественному племенному союзу, либо включались в него насильно. Так, в III — первой половине IV в. н.э. славяне входили в готский племенной союз, доминировавший в Северном Причерноморье, во второй половине IV—V вв. н.э. — в состав державы гуннов на той же территории.

Уже в V в. во всем славянском мире происходила подготовка к бурным событиям последующего столетия, когда славяне стали активными участниками Великого переселения народов. В V в. началось частичное возвратное движение славян из лесной в лесостепную и степную зоны, а оттуда через хребты Балкан во владения Византии. Во всю мощь славянская миграция развернулась в VI столетии. Вторжение славян на Балканы приобрело массовый характер. Они заселили подунайские земли, Мезию, Фракию, Фессалию, дошли до владений древней Спарты и островов Средиземного моря. Из бассейна Балтики потоки переселенцев двигались в западном направлении в сторону Эльбы и в восточном — по направлению к Ильменю-озеру. В результате миграции славян в зону расселения германских племен возникла ветвь западных славян, заселившие византийские владения положили начало ветви южных славян, те же, кто оказался на Великой Русской равнине, получили название восточных славян.

Почти одновременно со славянской миграцией имело место усиление движения тюрко-язычных племен. В VI в. в степях Северного Причерноморья сложился аварский племенной союз. В VII в. ему на смену пришел племенной союз черных болгаров, в середине VIII в. в степях Прикаспия и Причерноморья возник Хазарский каганат. Эти три политических образования, каждый на своем этапе, частично охватывали славянские племена, которые становились их данниками.

Самым первым названием славян было «скифы-сколоты», которое употребил Геродот в V в. до н.э. Русские историки и писатели ХVIII в. В.Н. Татищев и В.К. Тредиаковский развили взгляд о русскости древнегреческого наименования «скифы». В соответствии с нормами греческой фонетики это слово произносится как «скитфы». «Скит» является чисто русским корнем, от которого происходят слова типа «скитаться», «скитание». В связи с этим слову «скифы»-«скиты» придавалось значение «скитальцев», «кочевников». По поводу термина «сколоты» расхождения мнений нет — оно означает «солнцепоклонники» и связывается с корнем «коло» — древнеславянским наименованием солнца.

Более поздние античные авторы — Полибий (III—II вв. до н.э.), Тит Ливий (I в. до н.э. — I в. н.э.), Страбон (I в. н.э.) и Тацит (I—II вв. н.э.) — называли славян общим древним именем «венеды» («венеты») и помещали среди скифских и сарматских племен в районе Вислы. Более основательные сведения о славянах появляются у писателей VI в. — византийского историка Прокопия Кессарийского и готского историка Иордана. Они содержатся также в сочинении, которое раньше ошибочно приписывалось византийскому императору Маврикию и поэтому называется сочинением Псевдо-Маврикия.

Авторам VI в. славяне были известны под тремя именами, происходящими от одного корня, — венедов, антов и склавенов (славенов, словенов). Венедов они помещали к северо-востоку от Карпат в верховьях Вислы и Днестра, словен — в районе Нижнего Дуная, а антов, «самых могущественных среди славян», по словам Иордана, — вдоль широкой полосы от Дуная до Азовского моря. В греческой надписи III в. н.э., найденной в Керчи, содержится имя с присоединением к нему приставки «Антас». Ученые полагают, что оно указывает на принадлежность этого человека к племени антов. Это первое известное нам употребление этого термина. Немногочисленные обрывки антских слов позволяют предположить о развитии в IV—VI вв. н.э. древнеславянского языка, близкого к языку Киевской Руси. В передаче греческих писателей имена антских вождей оканчивались на «мир» и «гост» — Доброгост, Межамир.

В эпоху славянской колонизации Европы в VI—VII вв. произошло повсеместное распространение этнонима «славяне» на все венедские племена. Обычно его этимологию возводят к термину «слово», полагая, что славянами называли себя племена, понимавшие речь друг друга. Византийские источники проникавших в империю славян вскоре стали называть исключительно «словенами», упоминая непременно их прежнее общее имя «венеды». Это натолкнуло исследователей на мысль, что термин «словене», возникший в пору максимального размаха славянской колонизации в VI в., является составным. Б.А. Рыбаков высказал идею, что вторая его часть представляет древнее название коренной земли славян «Вене» и ее народа «венедов», а первая указывает на отношение переселенцев к прародине. По русским средневековым источникам Б.А. Рыбаков реконструировал первую часть слова в значении «послов», «представителей» («слы», «съли»). В результате этноним «словене» он расшифровал как соединение двух понятий: «представители венедов», или «послы земли Вене».

К VIII в., когда установилась хазарская власть над жителями Приднепровья, восточные славяне уже сильно отличались от родственных племен, обитавших за Дунаем и Карпатами. И хотя обособление восточнославянских племен в новую этническую общность — древнерусскую народность — в это время уже произошло, однако некоторые восточные славяне по происхождению были ближе к племенам западных и южных славян, нежели друг к другу. Даже «Повесть временных лет» указывает, что радимичи и вятичи являлись потомками ляхов — западных славян. По предположению ряда ученых, новгородские словене были связаны родственными узами с другой ветвью западных славян — полабскими и поморскими племенами. Таким образом, на стадии раннего этногенеза территориальная близость разных славянских племен не обязательно являлась признаком их этнического родства. К тому же славянские союзы племен были не столько этническими, сколько территориально-политическими образованиями, включавшими в свой состав финно-язычные и, возможно, другие племена.

«Повесть временных лет» называет полтора десятка племенных княжений, которые представляли собой союз 100-200 племен, объединявшихся вокруг наиболее сильного. Он и давал название всему союзу. В Среднем Поднепровье жили поляне, в бассейне реки Припяти - древляне и дреговичи, вдоль левого притока Днепра, реки Сожи - радимичи. В бассейнах рек Десны, Сейма и Сулы обитали северяне, в междуречье Южного Буга и Днестра - уличи, между Днестром и Прутом - тиверцы, в предгорьях Карпат - белые хорваты, по Западному Бугу - бужане, дулебы и волыняне, в верховьях Западной Двины и Днепра - кривичи, в среднем течении Западной Двины при впадении в нее реки Полоть обитали полочане, вокруг озера Ильмень и по реке Волхов - ильменские словене, а в бассейне Волго-Окского междуречья - вятичи. Летописные данные подтверждаются археологическим материалом - находками различных височных колец - женских украшений, типичных для каждого племенного союза.

Соседями восточных славян были финно-угорские народы, обитавшие от Балтийского побережья до Урала в лесной зоне (чудь, эсты, весь, вотяки, коми, пермь, меря, мурома, мордва), народы летто-литовской языковой семьи, жившие по Неману, Западной Двине и в Прибалтике (жмудь, ятвяги, латгалы, пруссы и др.), и тюркские народы, селившиеся в степной зоне и Поволжье (хазары, камские булгары, печенеги, половцы и пр.). Расселяясь на землях других народов, славяне, как правило, ассимилировались с ними.

Исторический ландшафт заселенной славянами территории включал в себя огромные лесные массивы, широкую степь, пересекаемую крупными речными системами Днепра, Волги, Западной Двины, Днестра, Западного и Южного Буга. В отличие от Западной Европы здесь не было гор, разъединяющих народы. Главным местом обитания древних славян стал лес, который спасал от степных кочевников, давал пищу, одежду и обувь, жилище и топливо. Основными занятиями славянских племен были подсечное лесное земледелие, охота, бортничество, лесные промыслы. Другой природной стихией древнего человека были реки с их обильными рыбными запасами. Реки являлись главными средствами сообщения. Именно по течению рек шла славянская колонизация, проходили торговые пути, связывающие славян с другими народами. Так, "путь из варяг в греки" через Днепр соединял Балтику с Черным морем и Византией. Именно на этом пути возникли первые города - Новгород, Смоленск, Киев. Другой речной путь - по Оке и Волге к Каспийскому морю - позволял славянам вести торговлю с государством болгар (ныне Чувашия и Татария). Третий путь соединял среднее течение Днепра с Доном и Северным Донцом и выходил в Азовское и Каспийское моря.

К востоку от Днепра, к югу от Оки и Верхней Волги тянулись степи. Из Азии, с Северного Кавказа проникали в южнорусские степи воинственные кочевые и полукочевые племена, представлявшие большую угрозу для славян. В IV - V вв. это были гунны, в конце VII в. появились авары, на смену которым пришли хазары, основавшие на Нижней Волге и в донских степях сильное государство - Хазарский каганат - со столицей Итиль. Хазары вели обширную торговлю со своими ближайшими соседями. В период расцвета каганата их влияние распространилось на Северный Кавказ. Некоторые славянские племена платили дань правителям Хазарии, устанавливали с ними торговые связи или вели вооруженную борьбу. В конце IX в. в Северном Причерноморье, в приазовских степях появилось тюркское кочевое племя - печенеги, постоянно совершавшие набеги на славянские земли. Во второй половине XI в. их сменили половцы, также достаточно часто нарушавшие границы славянских поселений. В результате постоянных столкновений различных кочевых, полукочевых и оседлых племен шел постепенный процесс складывания древнерусской народности.

Решающее влияние на жизнь, быт, хозяйственную деятельность восточнославянских племен, формирование характера народа ока­зали географические и климатические условия. В суровых услови­ях жизни и борьбы вырабатывались такие качества, как выносли­вость, неприхотливость, умение напряженно трудиться в страдную пору и терпеливо пережидать долгие зимние месяцы, медлитель­ность и осторожность, привычка к постоянным передвижениям и освоению новых пространств, подозрительность и воинственность. Эти черты славянского характера подметили заезжавшие купцы и путешественники из соседних стран (арабы, византийцы). Автор летописи — христианин, напротив, склонен к тенденциозному изо­бражению жизни славян в дохристианское время, которые, по его свидетельству, жили в лесах, как всякие звери, по-скотски «убиваху друг друга, едоху вся нечисто». Брак у них отсутствовал, а девиц, как правило, похищали (умыкали).

Из летописных сведений, сообщений зарубежных авторов, со­временных археологических изысканий можно заключить, что сла­вяне жили небольшими селениями по три-четыре двора.

В VIII—IX вв. преобладали малые семьи, состоявшие из мужа, жены (иногда и их родителей) и детей. Родственные семьи объеди­нялись в род. Но родовые связи в указанное время уже ослаблялись и на смену им приходила соседская община (вервь — от слова «веревка», которой измеряли землю при разделах). Во главе рода и общины стояли старейшины, которые обладали большой властью. Необходимость обороны от кочевников, развитие торговли требо­вали более прочной организации. Разложение родового строя, уп­рочение семейного быта и собственности отдельных семей вызы­вали неизбежные конфликты из-за владения имуществом. Возникла потребность судебного разбирательства. Появились за­чатки государственности. Во главе племени становился князь, ко­торый руководил вооруженной силой (дружиной), вершил суд, за что ему платили дань, которая должна была обеспечить содержа­ние князя и дружины. Иногда в одном племени правили несколько князей.

Верования древних славян были языческими, как и у других народов, находившихся на стадии разложения родового строя. Они поклонялись силам природы, которые довлели над человеком и были ему непонятны. Как и другие первобытные народы, славяне одушевляли и обожествляли все силы природы и, прежде всего — солнце. Бог солнца (Дажбог, Велес, Хорее) был для них добрым богом, который давал свет, тепло, покровительствовал животным. А вот Перун — бог грома и молнии — был страшен. Чтобы умило­стивить Перуна, ему приносили жертвы, иногда даже человечес­кие. Почитали бога ветра Стрибога, поклонялись покровителю рода и дома Шуру, Роженице, Домовому. Таковы были представления первобытного человека. Старались не разгневать Бога леса — Ле­шего.

Верования восточных славян еще не превратились в религию. Не было храмов и священников. Волхвы и кудесники занимались гаданиями, предсказаниями. Образы богов воплощались в деревян­ных идолах. Своеобразной формой отправления культа являлись народные игрища, связанные с жизнеопределяющими явлениями природы — началом и концом зимы, концом лета (время жатвы). И даже после принятия христианства многие языческие обряды сохранялись довольно долго. С разложением родового строя, упро­чением государственности и единства племен стало необходимым появление новой религии, соответствующей меняющимся услови­ям и образу жизни.



2. Проблемы происхождения Древнерусского государства. Норманнская и антинорманнская теории.


Возникновение государства - закономерный этап в развитии общества. Это длительный и сложный процесс, растягивающийся на десятилетия и даже на века. В этой связи любую дату, означающую переход к государственным формам существования, можно рассматривать как условную. Государственность является следствием естественного стремления общества к упорядочению усложняющихся отношений между людьми. В первобытном обществе социальная жизнь регулировалась двумя основными принципами: обычаем (традицией) и правом сильного. Этого было вполне достаточно до тех пор, пока сородичи и соплеменники не отличались друг от друга в своих устремлениях и интересах. Однако по мере развития общества внутри него возникали различные противоречия, для преодоления которых нужно было создавать новые, более сложные правила, постепенно обретавших форму правовых норм, законов, и добиваться их исполнения.

Изменившиеся условия жизни, усложнившиеся межплеменные отношения, а также хозяйственная, экономическая деятельность побуждали людей к поиску новых форм общежития. Экономические факторы (рост производительности труда, появление излишков, разделение труда, развитие торговли), естественно, влияли на возникновение государства. Однако это влияние нельзя назвать определяющим. Первоначально формирующаяся государственная власть не претендовала на серьезное участие в хозяйственной жизни общества. Доказательством служит тот факт, что носители государственной власти (у славян - князья, дружинники) выделялись не по имущественному, а по профессиональному признаку. Одной из причин возникновения государства является осознание большинством членов общества необходимости ограничения родовой (патриархальной) власти старейшин, которая опиралась на силу традиций и на их собственный моральный авторитет. На первых порах основными функциями государственной (профессиональной) власти были суд и война. Кроме этого, носители власти заботились и о собственных интересах, что в конечном итоге привело к превращению государства в орудие группового обогащения.

Рассмотренные общие закономерности становления государственности у различных племен и этнических групп проявлялись по-разному. При этом необходимо помнить, что государство не может быть навязано обществу не внешней силой, ни какой-либо социальной группой. Его становление всегда является результатом внутреннего развития, на которое влияют различные обстоятельства. Предпосылками образования государства у восточных славян являлись:

  1. развитие производительных сил восточнославянских племен;

  2. формирование соседской общины;

  3. развитие торговли, в т. ч. и международной;

  4. рост имущественного неравенства;

  5. выделение племенной знати;

  6. появление системы управления;

  7. наличие союзов славянских племен.

Процесс огосударствления княжеской власти у славян значительно ускорился в IX в. под воздействием внешних факторов: на севере Восточно-Европейской равнины обычным явлением стали набеги скандинавов (варягов), а на юге обострились отношения славянских и тюркских племен. Таким образом, и на севере, и на юге возникла необходимость в со здании серьезных оборонительных союзов, действующих регулярно, а также в придании княжеской власти постоянный и государственный характер. Начальная русская история - период противостояния двух центров формирующейся славянской государственности - Новгорода и Киева. Первоначально процесс объединения происходил при ведущей роли этих двух местных образований. Поздняя летописная традиция отдает в одних случаях предпочтение Киеву, а в других - Новгороду. Вероятно, это результат возникшего в XII в. соперничества между киевскими и новгородскими летописаниями.

Древнерусское государство являлось одним из самых больших государств раннесредневековой Европы. Возникшее на просторах Восточной Европы в результате объединения ряда восточнославянских княжеств и племенных союзов в IX в., это государство существовало как единое целое на протяжении двух с половиной веков, играя огромную роль не только в Восточной Европе, но и в истории Европы в целом, являясь связующим звеном между странами Европы и Востока.

Древняя летопись "Повесть временных лет", автором которой был монах Киево-Печерского монастыря Нестор, сообщает, что новгородские старейшины пригласили на княжение варягов-скандинавов, сказав им: "Земля наша велика и обильна, только нет в ней порядка. Приходите княжить и владеть нами". Скандинавский конунг (князь) Рюрик, вероятнее всего, швед по происхождению, откликнулся на этот призыв и прибыл с дружиной в Новгород (ок. 862), посадив своих братьев Синеуса и Трувора в славянских городах Белоозеро и Изборск. Соратники Рюрика дружинники Аскольд и Дир нашли себе место на Днепре, в древнем городе Киеве. Однако не все складывалось так гладко, как повествует летопись. Пришествие скандинавов было встречено народным восстанием в Новгороде под предводительством Вадима Храброго, жестоко подавленное. Впрочем, варяги весьма прочно укрепились на Русской земле. После смерти Рюрика (879) его дружинник (по другим сведениям - родственник) Олег собрал войско из варягов, чуди (эстов) и славян, спустился с ними по Днепру, захватил Киев (882 г.), убив княживших там Аскольда и Дира, посадил на их место малолетнего сына Рюрика Игоря и основал новое государство, названное впоследствии Древнерусским.

Такова летописная легенда. Других сведений о появлении на Руси Рюрика и Олега у нас практически нет. Неизвестно, кто они, откуда пришли и где похоронены. Фактическим основателем династии киевских правителей в X в. стал именно Игорь (912 - 945) - первая конкретная фигура в Древней Руси, известная более или менее точно. Время же княжения Олега (882 - 911) характеризовалось активизацией процесса объединения племен под властью Киева, которая распространилась не только на полян, древлян и северян, но и на новгородских словен, кривичей, радимичей, улючей, а также на угорские племена чудь и мерю. Княжением Олега завершился процесс образования Киевской Руси, явившийся результатом длительной политической, экономической и культурной консолидации восточных славян.

Для русских историков факт призвания варяжского князя стал основанием считать его причастным если не к созданию основ русской государственности, то к появлению киевской династии. Историки XIX в. С.М. Соловьев и В.О. Ключевский отмечали, что объединению восточнославянских земель под властью Киева способствовали внутренние исторические и политические процессы: у многих племен имелись свои военные вожди (великие князья), например, Кий, Вячко, Радим и др. Но произошло это объединение в результате похода князя Олега и его дружины в 882 г.

Помимо этой точки зрения в отечественной историографии имеются две противоположные друг другу концепции происхождения государства на Руси. Старая классическая норманнистика, основоположниками которой принято считать работавших в России немецких ученых Г.З. Байера (1694 - 1738) и Г.Ф. Миллера (1705 - 1783), преувеличивала роль скандинавских воинов в столь сложном процессе, каковым является государство - образование. Сама концепция в целом сводилась к тому, что государственность и цивилизация вообще были принесены диким и неспособным к самостоятельному развитию славянским племенам скандинавами. В подтверждении этого тезиса развивались теории о широкой скандинавской экспансии или колонизации в Восточной Европе, сыгравшей доминирующую роль в складывании древнерусской государственности. Немцы смогли весьма обоснованно доказать финское происхождение термина "Русь", что означает "грести", а следовательно, слово это могли принести воины-гребцы.

Другая историографическая традиция - антинорманнская теория - обязана своим появлением М.В. Ломоносову (1711 - 1765). Им была сделана попытка отстоять славянское происхождение Рюрика, а объяснение термина "Русь" найти в славянской топонимике. Таким образом М.В. Ломоносов стремился создать патриотическую концепцию истории Отечества. Антинорманнская теория имела много последователей. В советский период ученые - историки, руководствуясь марксистско-ленинской теорией образования государства, на основе анализа всех видов источников (лингвистических, археологических и т. д.) доказали, что Древнерусское государство возникло на основе прежде всего внутреннего развития восточнославянского мира как результат определенных социальных и хозяйственных сдвигов в ходе генезиса классового общества.

Известные внешние влияния имели место, но решающей роли в складывании древнерусской государственности они не играли. Навязать государственность обществу, живущему при родовых порядках, невозможно, поскольку чужеродные элементы социальной жизни будут отторгаться, особенно если отсутствуют благоприятные условия для их развития. При этом нужно помнить, что в Швеции и Норвегии (Скандинавия) классовое общество и государство сложились значительно позже, чем на Руси, а потому никак не могли повлиять на формирование Киевского государства. Наиболее активная часть скандинавов была организована в вооруженные отряды мореходов-разбойников (викингов, норманнов, варягов), которые возглавляли военные предводители (конунги), а не монархи. Викинги терроризировали прибрежные районы Европы, заходили в южные моря, оседали в захваченных областях (например, в Нормандии - на западе Франции, на Сицилии, на востоке Британии). Вероятно, некоторые из них, вступая в соглашение с местной славянской знатью, захватывали власть в отдельных восточнославянских землях. Однако становясь славянскими князьями, они оказывались в тесной связи с местной знатью и отражали ее интересы, а сами быстро теряли свой этнический облик, язык и постепенно ославянивались. С большой долей уверенности можно утверждать, что варяги стали катализатором, ускорившим процесс государствообразования у восточных славян.

В течение двух с половиной веков потомки варяжского конунга, быстро обосновавшиеся на новых землях и утратившие национальные черты, активно участвовали в становлении Древнерусского государства. Они регулярно собирали дань с подвластных Киеву племен, разбирали межплеменные споры и наиболее сложные тяжбы (судебные споры), улаживали разнообразные конфликты. Кроме того, киевские правители, будучи верховными военачальниками, могли в определенных случаях собирать несколько дружин, подчиненных подвластным Киеву князьям, для участия в дальних походах. Помимо многочисленных походов на соседей активная внешняя политика Древнерусского государства проявлялась в заключении дипломатических договоров с другими странами и в интернациональном характере династических связей. Русские князья охотно роднились с женщинами из степей (половчанками, татарками и пр.), с Кавказа, Востока, которые крестились и становились русскими княгинями, проводившими в ряде случаев политику своих мужей. Не обходили русичи и европейских правителей. Так, Ярослав Мудрый женился на шведской принцессе, а своих дочерей выдал за французского, венгерского и норвежского королей. Подобных примеров при ранних Рюриковичах было очень много.

Таким образом, к середине X в. завершается период становления Древнерусского государства. К этому времени оно становится крупнейшим из известных тогда государств Восточной Европы наряду с Византийской империей и Хазарским каганатом, успешно соперничавшим с ними и не однократно побеждавшим их в открытой борьбе. Из союза племен Русь превратилась в государство с единой централизованной княжеской властью, объединившей территории, на которых проживали различные славянские племена. На смену постепенно исчезающему племенному делению пришла единая народность. С объединением Руси и усилением военной мощи Киевского государства повышалась и безопасность страны от внешних врагов. Свободные торговые пути и выгодные торговые соглашения обеспечили экономический рост страны и усилили ее могущество.



3. Социально-экономическое и политическое развитие Киевской Руси.


Олег — первая исторически достоверная и самая крупная личность среди киев­ских князей. С правления Олега (879-912 гг.) начинается подлин­ная история Киевского государства. Его преемники продолжали укрепление единства, независимости и международного авторите­та Киевской Руси. Важной исторической датой является 882 г. — поход Олега из Новгорода в Киев. Перебравшись через озеро Ильмень в верховья Днепра, Олег и его воины покорили Смоленск, затем Любеч в стране северян и подошли к Киеву. Киев не случай­но стал центром Древнерусского государства. В то время он был главным городом полян. По сохранившейся легенде, основали го­род три брата — Кий, Щек и Хорив. Упоминания о них встречаются в разных источниках в VIII—IX вв. Есть археологические сведе­ния о существовании здесь поселения еще в VI в. В VIII—IX вв. Киев становится главным центром торговли славянских племен. «Киев был сборным пунктом русской торговли; к нему стекались торговые лодки отовсюду — с Волхова, Западной Двины, Верхнего Днепра и его притоков. Кто владел Киевом, тот держал в своих руках ключ к главным воротам русской торговли», — писал В.О. Ключевский.

Из Киева торговые караваны отправлялись в Византию, с кото­рой устанавливались дипломатические и торговые отношения. Киев расположен на границах со степью. Именно этим определя­лось его стратегическое и политическое значение как центра объ­единения славянских племен.

Согласно летописному рассказу, Олег с малолетним сыном Рюрика Игорем приплыл к Киеву, вероломно убил княживших в Киеве варяжских дружинников Аскольда и Дира и стал княжить в Киеве. «Олег, обагренный кровию невинных князей, знаменитых храбростию, — пишет Н.М. Карамзин, — вошел как победитель в город их, и жители, устрашенные самым его злодеянием и силь­ным войском, признали в нем своего законного государя».

Из летописного рассказа можно заключить, что до прихода Олега Киев уже представлял собой государственное образование. О жестокости Олега негативно отзываются современные историче­ские публикации. Но и последующие князья-христиане не уступа­ли Олегу в жестокости в борьбе за власть в Киеве. Слова «Се буде мати градом Русским», приписанные летописцем Олегу, имеют большой исторический смысл.

Историческая роль Олега заключается, прежде всего, в том, что при нем Киев стал центром объединения славянских племен. Дей­ствуя силой и добровольными соглашениями, он, подчинив своей власти обширные пространства, расположенные по обе стороны великого водного пути, и объединив новгородский север и киев­ский юг, стал собирать дань с древлян, кривичей, северян, радими­чей и других племен.

Из города местного значения Киев превратился в центр круп­ного государства.

Говоря современным языком, Олег проводил активную внеш­нюю политику. Он нанес удар по Хазарскому государству и пере­стал платить дань хазарам. На границе со степью он устроил укреп­ленные пункты, городки. Но главным его делом были походы на Византию и развитие отношений с нею. Источники свидетельствуют, что походов было несколько. Сохранилось много легенд и ска­заний об этих событиях. Одновременно двигались по Днепру и Черному морю лодки с воинами, а сухопутным путем — конница. Воины Олега опустошали окрестности Константинополя и держа­ли в страхе императора. Результатом победоносных походов явил­ся договор 907 г. с Византией, выгодный киевскому князю. Киев­ские торговцы получили ряд преимуществ в торговле. Для них был устроен специальный торг в окрестностях города. Местные власти должны были обеспечить торговцам безопасность и выдавать им месячные нормы питания. Въезд в Константинополь разрешался только небольшими, не более 50 человек, группами и без оружия. Византия выплатила Олегу большую контрибуцию, по 12 гривен на каждого воина. По преданию, Олег приказал прибить в знак победы свой щит на воротах Царьграда (Константинополя).

Преемники Олега продолжили начатое им дело — упрочение Киевского государства. Из рассказов о княжении Игоря (912— 945 гг.), сына Рюрика и его жены Ольги (945—957 гг.) видно, что их главной заботой было усиление централизации непрочного еще государства. Признаком покорности и признания власти киевско­го князя являлась регулярная уплата дани — источника его силы и богатства. Были установлены «уставы и обреки, дани и погосты». Каждый год ранней весной князь и его дружина, передвигаясь по системе рек, собирали дань и вершили суд (полюдьем). В других случаях подвластные племена привозили сами дань в Киев (повоз). Иногда подвластные племена оказывали сопротивление. Так, в 945 г. произошло восстание древлян, в результате которого во вре­мя сбора дани дружина Игоря была перебита, а сам князь — казнен. (После смерти Игоря его жена Ольга жестоко отомстила древля­нам).

Киевский князь выступал в роли организатора торговли, что в немалой степени способствовало укреплению его власти. В районе Киева был главный сборный пункт торгового каравана, состояще­го из сотен лодок, груженных воском, медом, мехами и другими товарами, а также собранной данью. Княжеская дружина охраняла караван от кочевников. Особенно опасной была переправа через Днепровские пороги (между нынешними городами Днепропетров­ском и Запорожьем). Князь также заботился о нормальных услови­ях торговли. Торговые соглашения подкреплялись военными похо­дами. Походы Игоря на Византию в 941—944 гг. не всегда оканчивались его победами. В 944 г. был заключен мирный договор с греками. Вдова Игоря, Ольга установила дружественные отноше­ния с Византией и даже приняла в Константинополе христианст­во, но, как и подобает правительнице крупной державы, держалась гордо и сватовство византийского императора отвергла.

При Святославе (964—972 гг.), сыне Ольги и Игоря, возрос меж­дународный престиж Киева. К концу второй половины Х в. про­цесс централизации Киевского государства был завершен. Свято­слав известен как воин, завоевавший Волжскую Болгарию. В основанный им город Переяславец на Дунае он пытался даже перенести столицу своего государства вопреки интересам Визан­тии. Святослав разгромил Хазарское царство, разбил ясов и касагов (черкесы) на Северном Кавказе и укрепил восточные и южные границы Киевского княжества. На берегу Азовского моря он осно­вал город Тмутаракань.

С именем Святослава связаны не только военные успехи. При нем обострились отношения с Византией. Разгром Хазарского го­сударства открыл границы для набегов печенегов, которые и убили князя, застав его врасплох на пути из Византии в Киев, недалеко от Днепровских порогов.

Княжением Святослава завершается период становления Древнерусского государства. В середине Х в. оно становится крупней­шим из известных тогда государств Восточной Европы наряду с Византией и Хазарским каганатом, успешно соперничавшим с ними и неоднократно побеждавшим их в открытой борьбе. Из со­юза племен Русь превратилась в государство с единой центральной княжеской властью, объединившей территории, населенные сла­вянскими племенами. Племенное деление постепенно исчезало. Складывалась единая народность. С объединением Руси и усиле­нием военной мощи Киевского государства повышалась безопас­ность страны от врагов. Беспрепятственные торговые пути и вы­годные торговые соглашения обеспечили экономический рост страны и усилили ее могущество.


***

Русь, будучи окраиной европейского мира, довольно длительное время сохраняла черты раннефеодальной монархии со значительными элементами предшествующего ей родового строя. При этом необходимо помнить, что процесс феодализации на Руси шел заметно медленнее, чем в странах Западной Европы.

Верховным собственником земли и всех природных богатств (пушнины, меда и воска диких пчел, рыбы и т. д.) являлось государство. Природные богатства представляли собой не меньшую ценность, чем возделываемые угодья. Феодальное землевладение развивалось крайне медленно. Бояре и дружинники со времен первых Рюриковичей получали от князя часть дани, в сборе которой они принимали непосредственное участие. Военные экспедиции и походы за сбором дани с подвластных Киеву племен (полюдье) занимали большую часть времени князя и его администрации. Дань, взимаемая на содержание публичной власти, была тарифицированной и у местных князей не возникало никаких протестов против сбора дани. Однако из-за резкого повышения размеров ренты иногда случались конфликты с местными племенами (достаточно вспомнить хрестоматийный пример убийства князя Игоря в Древлянской земле за попытку получения двойной дани. Инцидент был спровоцирован княжеской дружиной, т.е. "коллективным феодалом", с интересами которого великий князь должен был считаться). Полюдье было не просто каким-то беспорядочным разъездом, а хорошо налаженным важнейшим государственным делом, в процессе исполнения которого не только происходила консолидация феодального класса, но и устанавливалась многоступенчатая феодальная иерархия. Такая система в известной степени цементировала общество, образуя цепь связанных друг с другом звеньев: высшие ее звенья ("светлые князья") были связаны и с великим князем, и с князьями отдельных племен, а те, в свою очередь, были связаны с боярством. Вассалитет, выраставший из микроструктуры первобытного общества, был естественной формой для феодального государства. Наиболее уважаемые, старшие дружинники, именовались боярами и составляли постоянный совет при князе - Боярскую думу. У некоторых бояр могла быть и своя дружина. Для обозначения младшей дружины применялись термины "отроки", "чадь", "гриди". Бояре чаще всего выступали в роли воевод, а младшие дружинники исполняли обязанности административных агентов: мечников (судебных исполнителей), вирников (сборщиков штрафов) и т. д. Княжеская дружина, оторвавшая от общины, делившая между собой дань, представляла нарождавшийся класс феодалов. Появление постоянной военной силы в лице дружины было шагом на пути изживания характерного для периода родоплеменных отношений всеобщего вооружения народа. Однако народные ополчения на протяжении достаточно длительного времени продолжали играть важную роль, что свидетельствовало о незрелости феодальных отношений. Чтобы управлять обширным государством, княжеская власть должна была находиться в постоянном движении. Даже в относительно стабильный период на рубеже XI - XII вв. князь Владимир Мономах был вынужден совершить 83 крупных похода.

Существование коллективной формы собственности стало одной из причин формирования определенных социальных групп и категорий населения, обслуживавших коллективного собственника. Люди, относившиеся к этим категориям, частично или полностью освобождались от дани и других повинностей, возлагаемых на остальное население. Однако уже в XI в. начинается процесс закабаления некогда свободных смердов, вынужденных в неурожайные годы залезать в долги (брать ссуду - купу), заключать ряд - договор об исполнении каких-либо работ, просить покровительства у князя, способного защитить земледельцев-общинников от набегов кочевников или просто подчиняться грубой вооруженной силе.

Наряду со свободным населением в древнерусском обществе существовали и рабы. В древнейшем памятнике русского права, в "Русской Правде", составленной князем Ярославом Мудрым около 1015 г., рабы упоминаются под разными названиями - челядь, холопы. К XII в. относится появление двух видов холопства: обельного (полного) и неполного. Источником обельного холопства был не только плен. Холопом становился тот, кто поступал в услужение на должность тиуна (управляющего) или ключника. Терял свободу и человек, женившийся на рабе. Труд рабов применялся в княжеском и боярском хозяйстве, они "сажались" на землю, включались в служебные категории населения (например, рабы-ремесленники), из них формировалась и администрация в феодальных хозяйствах. Известно, что позднейший термин "дворянин", как и обозначаемая им социальная категория, тесно связана с понятием "двор", "дворня". Купцы использовали холопов для торговли, хотя и несли полную материальную ответственность за их операции.

Неполными (необельными) холопами "Русская правда" называет закупов - разорившихся общинников, пошедших в долговую кабалу к князю или его дружиннику. Он получал какую-то ссуду ("купу") и за проценты с суммы долга должен был работать на господина - либо на его пашне, либо как слуга. Хозяин имел право подвергать закупа телесным наказаниям, а попытка бегства чаще всего наказывалась превращением в обельного холопа. Однако закуп отличался от раба тем, что имел определенные права. Так, он имел право выкупиться на волю, вернув купу. Закон не признавал бегством открытый уход закупа на заработки, чтобы выплатить свой долг. Кроме того, закуп вел свое, отдельное от господина хозяйство, нес материальную ответственность перед господином, а следовательно, был платежеспособен, а его хозяйство не являлось собственностью господина. Все это доказывает, что положение закупа, лишенного личной свободы, но не отделенного от средств производства, близко к социальному статусу будущего крепостного крестьянина.

По "Русской правде" нам известны и некоторые другие категории зависимого населения на Руси. Так, в законе упоминается рядович (рядовник), жизнь которого защищена минимальным штрафом в 5 гривен. Вероятнее всего, их статус был связан с заключением договора ("ряда"). Рядовичами были не пошедшие в холопство и заключившие "ряд" тиуны, ключники и мужья рабынь, а также дети от браков свободных с рабынями. В некоторых источниках упоминается, что рядовичи часто исполняли роль мелких административных агентов своих господ. Существовали в Древней Руси и изгои - люди, лишившиеся своего социального статуса. Так, князьями-изгоями называли князей, не имевших собственного княжества. Изгоями в "Русской Правде", по-видимому, были люди, порвавшие со своей общиной, а также отпущенные на волю холопы.

Весьма проблематично определить точное время возникновения в Древней Руси феодального землевладения. Многие авторы полагают, что его появление относится к IX - X вв., однако в X в. существовали лишь отдельные княжеские села, причем хозяйство в них носило скотоводческий характер, а уже во второй половине XI - первой половине XII в. постепенно формируется крупное хозяйство феодальная вотчина, но в источниках отсутствуют достоверные данные о ее распространении, как и сведения о вассальных отношениях, обусловленных поземельной зависимостью.

На местах княжеская власть была ограничена элементами сохранявшегося народного самоуправления в лице выборных старейшин ("старцев градских"), которые участвовали в княжеской думе и влияли на принятие того или иного решения, а также народного собрания (вече). К XI в., судя по летописным источникам, вече как высшая форма самоуправления городов и общин постепенно становится пережитком и перестает играть решающую роль в политической жизни. С этого времени упоминание о вече в летописях связано чаще всего с какими-либо экстраординарными ситуациями, когда ослабевшая княжеская администрация нуждалась в дополнительной опоре или утрачивала власть. Исключением из этого правила являлись Новгород с его "пригородом" Псковом и ряд других городов, где вече сохранило свою силу в течение столетий и со временем стало одним из неотъемлемых атрибутов феодальной республики.

Анализ социально-политических структур Древней Руси позволяет выделить три центра притяжения, которые в той или иной степени влияли на общественное развитие:

  1. государственная власть в лице князя с окружающими его мечниками, вирниками, "милостниками" и другими административными агентами;

  2. боярство в лице родовой и племенной знати, перешедшей на определенном этапе к эксплуатации своих сородичей и соплеменников, и верхушки княжеской дружины;

  3. городское народное самоуправление в лице "старцев градских" и вече.

В дальнейшем соотношение этих властных элементов на определенных исторических этапах станет определять тот или иной тип государственности



4. Крещение Руси: духовно-религиозный и политический аспект.

 

При Владимире произошло крупнейшее событие в русской истории — Русь приняла христианство. В Х в. язычество господствовало среди большинства населения, верховным был бог войны — громовержец Перун. Но среди киевских дружинников уже были христиане. Христианкой была княгиня Ольга, хотя ее сын Святослав оставался язычником и подвергал гонениям христиан. Придя к власти, Владимир сначала пытался укрепить языческую веру, создав единый пантеон языческих богов во главе с Перуном. Однако язычество, будучи системой демократических пережитков древности, не могло стать духовной основой объединения древнерусского общества в условиях развивающихся феодальных отношений, создания прочного государства и укрепления власти князя.

Соседние с Киевской Русью государства исповедовали религии, основу которых составлял монотеизм, т. е. вера в единого Бога. В Византии господствовало христианство, в Хазарии — иудаизм, в Волжской Булгарии — ислам. Большинство стран Европы к этому времени были христианизированы. В знаменитой легенде, изложенной в «Повести временных лет», говорится о том, как Владимир в 986 г. выбирал веру для киевлян.

Существует несколько преданий о крещении Руси.

Первое. Выбор Владимиром истинной веры. По рассказу лето­писца, он беседовал с представителями различных монотеистиче­ских религий: византийского православия, римского католичества, мусульманской и иудейской церквей. Владимир разослал послов в разные страны, чтобы удостовериться в преимуществах той или иной веры. Но пышный обряд богослужения, нравственные нормы и философская глубина религиозного учения убедили его в пре­имуществах восточного христианства. Из многих религий Владимир, таким образом, выбрал лучшую и истинную веру.

Второе. Личный интерес князя, который задумал жениться на родственнице византийских императоров Анне. Но христианка не могла выйти замуж за язычника. Вокруг этого брачного контракта переплетались и другие исторические события. Так, Владимир по­мог византийскому императору подавить опасный мятеж. Но и после этого императоры медлили с браком. Тогда Владимир при­менил силу, осадил Корсунь (Херсонес), главный византийский город в Крыму, после чего императоры доставили невесту в Кор­сунь. Совершился обряд бракосочетания и крещения Владимира.

Рассказ этот основан на достоверных исторических событиях, которые подтверждаются византийскими источниками.

Третье. Церковная версия рассматривает крещение Владими­ра как следствие глубокого нравственного переворота в воззрениях и жизни киевского князя, до этого погрязшего в разврате, винов­ного во многих злодеяниях. По словам летописца, у Владимира было пять жен; убив своего брата Ярополка, он захватил Киевский стол и отобрал его жену-гречанку. Полоцкую княжну Рогнеду (мать Ярослава Мудрого) он взял силой, без ее согласия, убив отца Рогволода и его сыновей. Владимиру приписывают также наличие гарема, где содержалось 800 наложниц. И вот этому великому греш­нику был глас божий, на него снизошло какое-то одухотворение, и он принял новую веру и нравственно переменился. Согласно это­му рассказу, Владимир крестился еще до похода на Корсунь, в 987 г., в Васильеве, под Киевом.

Четвертое. Легенда об апостоле Христа Андрее Первозван­ном, который во время одного из своих путешествий из Византии в Балтийское море оказался на высоком холме у Днепра, на месте, где потом возник Киев. Андрей проповедовал среди местных жите­лей новую веру и в знак памяти поставил на этом месте деревянный крест. В XVIII в. здесь была построена церковь Андрея Перво­званного по проекту архитектора Растрелли. Легенда об Андрее Первозванном получила широкое распространение в XV—XVI вв., в период упрочения московского самодержавия. В дискуссии с по­сланником папы римского А. Поссевиным Иван IV уверял, что «мы получили веру при начале христианской церкви, когда Андрей, брат апостола Петра, приходил в эти страны, чтобы пройти в Рим». Таким образом, доказывалось, что российское православие древ­нее католичества и идет оно от самого Христа. Истинность этого рассказа опровергали крупнейшие церковные историки Е.Е. Голубинский, А. В. Карташов и др.

Существование различных версий об истории крещения Руси свидетельствует об огромном значении этого переломного исто­рического события. Принятие новой веры означало крутой пово­рот в жизни и воззрениях каждого человека и всего народа. Такой поворот не мог произойти сразу. Крещение людей, которое прово­дилось не только убеждением, но и насилием, стало лишь началом утверждения новой религии. Языческие обычаи и верования со­хранялись еще длительное время и уживались с христианством.

Можно выделить следующие причины, которые обусловили принятие Русью христианства:

  • во-первых, язычество приводило к изоляции Руси от христианского мира Европы, тормозило развитие международных связей и торговли;

  • во-вторых, язычество мешало стабилизации и укреплению феодального строя на Руси;

  • в-третьих, требовалась новая идеология, которая помогала бы утверждению в стране новых отношений — господства и подчинения;

  • в-четвертых, монотеизм христианской религии укреплял авторитет княжеской власти, способствовал единению Руси;

  • в-пятых, появляющееся социальное неравенство на Руси требовало новой идеологии, которая могла бы оправдать богатство одних и бедность других, утешить людей, попавших в зависимость от феодала, обещая им лучшую жизнь в ином мире.

В 988 г. Владимир приказал уничтожить языческих идолов, статую Перуна бросить в воду. Приобщение к новой религии князь начал с крещения киевлян. В Киеве все жители города вошли в реку Днепр, и священники провели обряд крещения. Обращение в христианство населения других русских городов заняло несколько лет. На севере, в Новгороде, язычество было в большой силе, и жители ожесточенно сопротивлялись введению христианства. Воеводы Владимира вынуждены были поджечь пригород и, угрожая оружием, заставили новгородцев креститься в реке Волхов. «Мечом и огнем Русь крещена была», — говорили современники. С таким же трудом вводилось христианство в Ростове, других землях, особенно в лесных районах. На Руси возникло двоеверие: христиане молились в церкви, имели дома иконы, но одновременно справляли языческие праздники — Масленицу, Ивана Купалу, сохранилась вера в леших, домовых, русалок. Лишь через 200— 300 лет христианство было принято всем народом.

Выбор Владимиром православия был не случаен. Ислам был отвергнут из-за того, что в исламе и у славян восприятие феномена бога разное. По канонам мусульманства даже самому правоверному мусульманину не дано узреть бога, что не могло не страшить жителя Киева, для которого его бог – Перун всегда рядом, который и в ином мире всегда будет рядом. Существовала трудность и в переводе священного писания – Корана на еще не сложившийся литературный русский язык. Кроме того, присущие мусульманству бытовые ограничения (запрет на спиртные напитки, ограничения в еде и т.д.) тоже стали причиной отказа в принятии ислама. Немаловажен и политический аспект, выражающийся в победе Святослава над мусульманской Волжской Булгарией, которая показала свою политическую, экономическую слабость.

И иудаизм тоже не мог стать религией для Киевской Руси. Иудаизм являлся религией только одного народа, объявившего себя богоизбранным, которое могло означать, что другие народы, пришедшие в лоно иудаизма позже них, автоматически могли стать людьми второго сорта в отношении «богоизбранных». В социально-экономическом плане неприятие русскими иудаизма было вызвано неодобрительным отношением к ростовщичеству, что является характерным занятием для иудеев. И в политическом аспекте не существовало предпосылок для сближения с иудаизмом. Это выражалось в том, что и иудейский Хазарский каганат тоже был разбит Святославом, и к тому же евреи не имели своего государства, были рассеяны по миру.

Киевский князь выбрал христианство в его византийском, будущем православном варианте. В православии действующий принцип в сфере взаимоотношений светской власти с духовной был на руку Владимиру. В отличие от католичества, где действовал принцип папецезаризма, т.е. приоритет духовной власти над светской, в православии приоритетнее был принцип цезарепапизма, т.е. светская власть была выше духовной власти.


***


Утверждение христианской веры завершило процесс форми­рования древнерусской народности. Былая племенная рознь ухо­дила в прошлое. Единство веры, языка, культуры вытесняло про­шлые различия. Понятие общности народа, его прошлого, настоящего и будущего нашло отражение в летописи. Свой труд летописец озаглавил «Откуда есть пошла русская земля». О различ­ных славянских племенах, об их жизни и быте он говорит как о далеком прошлом. Причем понятие «русская земля» встречается во многих источниках.

Принятие христианства коренным образом изменило международное положение Киевской Руси, уравняло ее с остальными европейскими государствами, привело к установлению более тесных связей с соседними христианизированными странами;

Христианская религия стала важнейшим фактором упро­чения Киевского государства. С принятием христианства устано­вилось централизованное церковное управление во главе с митро­политом, которого сначала присылали из Константинополя. Затем константинопольский патриарх стал назначать на эту должность местного священнослужителя. В крупные города митрополит на­значал епископов (сначала их было 6, а потом — 15). Создававши­еся на местах церкви и монастыри подчинялись епископу, а епис­коп — митрополиту. Строго организованная церковная иерархия способствовала централизации светской власти. При Владимире Святославовиче из Византии пришел сборник церковных зако­нов — Кормчая книга (по-гречески Номоканон), по которой совершался церковный суд. Это ускорило кодификацию гражданско­го права и создание в первой половине XI в. гражданского кодекса «Русской Правды».

Христианская религия придала новый статус княжеской вла­сти. Церковь внесла убеждение в божественном происхождении и божественном предназначении светской власти. Это повысило ав­торитет князя, а также его ответственность. Свои действия он дол­жен был сообразовывать с положением помазанника божьего. Митрополиты вмешивались во взаимоотношения князей, когда они принимали форму вражды и кровопролитных усобиц.

Крещение Руси стало поворотным этапом развития культуры. Болгарские монахи Кирилл и Мефодий разработали славянский алфавит (кириллица), начали перевод церковных книг на славян­ский язык. Стали развиваться книжное просвещение, литература, появились исторические повествования (летопись и др.). Перепи­ска книг стала на Руси, как и в других христианских странах, важ­нейшим делом монастырей. Монастыри становились центрами книжности и просвещения. Строительство церквей и монастырей способствовало развитию архитектуры, строительного искусства, живописи.

Говоря в общем виде о роли христианства в развитии древнерус­ской культуры, необходимо иметь в виду некоторые особенности. Христианство пришло на Русь из Византии. Это обусловило упро­чение культурных связей с Византией и ее влияние. Но внешнее влияние нельзя преувеличивать. Опираясь на достигнутый уровень развития культуры Византии, в Древней Руси развивались самобытная литература, искусство, архитектура. Внедрение славянской письменности и славянского языка в церковный обиход имело двоякое значение. С одной стороны, религия и культура в целом стали доступны широким массам. Но, с другой стороны, это при­вело к отрыву от греческого языка, от созданной на этом языке древнегреческой литературы, философии, истории.

Церковь оказывала влияние на развитие социальных отноше­ний. Приня­тие христианства способствовало усилению эксплуатации и упро­чению власти феодалов. Церковь способствовала формированию и развитию княжеских и боярских вотчин, а также появлению крупного церковного и монастырского землевладения.

С крещением Руси в жизни людей утверждались морально-этические нормы христианской религии. Церковь провозглашала благотворительность и милосердие среди верующих, заботу о ни­щих и беззащитных. При монастырях устраивались приюты для бездомных и престарелых (богадельни), оказывалась помощь боль­ным. Церковь брала под свою защиту вдов и сирот, если они ока­зывались без посторонней помощи.

Христианство укрепляло моногамную семью, устраняло ряд жестоких, варварских обычаев: принесение плененных врагов в жертву языческим богам, убийство жен, рабынь, слуг на похоронах мужей и господ, что способствовало увеличению населения.

Неверно было бы преувеличивать морально-этическое воздей­ствие христианской религии. Жестокость князей в междоусобицах среди наследников и потомков Владимира не уменьшилась. Мона­стыри превращались в крупных землевладельцев и эксплуатирова­ли крестьян так же, как и светские феодалы. Служители церкви не всегда были примером чистоты поведения и высокой морали. Она отстаивала интересы господствующего класса, помогала закабалению свободных общинников, чтобы превратить в свою собственность принадлежащие им земли, жестоко преследовала инакомыслие, осуждала все формы протеста угнетенных, прикрывала темные дела отдельных феодалов, регламентировала внутрисемейную жизнь. Но, несмотря на это, принятие христианства стало крупнейшим пово­ротом в жизни всего древнерусского общества и каждого человека.


6. Децентрализация Киевской Руси. Основные политический и экономические центры.

Феодальная раздробленность - закономерный процесс экономического усиления и политической обособленности феодальных владений. Под феодальной раздробленностью чаще всего понимают политическую и экономическую децентрализацию государства, создание на территории одного государства практически независимых друг от друга, самостоятельных государственных образований, формально имевших общего верховного правителя.

С 30-х годов XII в. на Руси начинается процесс феодальной раздробленности, что было закономерным этапом в развитии феодализма. Великим князьям — Мономаху, его сыну Мстиславу — удавалось на время затормозить неизбежный процесс дробления Киевской Руси, но потом он возобновлялся с новой силой. И Любечский съезд князей в 1097 г. установил: «... кажцо да держит отчину свою».

Можно назвать следующие причины феодальной раздробленности на Руси:

  • во-первых, особенности становления феодализма на Руси. Князья наделяли своих наследников не комплексом обширных вотчин, арендой-налогом. Нужны были гарантии того, что наследник со временем будет главой княжества. В то же время увеличение княжеских родов и сравнительно малый рост совокупного прибавочного продукта обостряли борьбу между князьями за лучшие княжества и территории, с которых можно было получать больший налог. Поэтому княжеские междоусобицы — это, прежде всего борьба за перераспределение налога, которая позволяла захватить наиболее выгодные княжения и закрепиться в ранге главы суверенного княжества;

  • во-вторых, натуральное хозяйство, отсутствие экономических связей способствовало созданию сравнительно небольших феодальных мирков и сепаратизму местных боярских союзов;

  • в-третьих, развитие боярского землевладения: расширение боярских вотчин путем захвата земель смердов-общинников, покупка земли и т. п. — вело к усилению экономической мощи и самостоятельности бояр, и, в конечном счете, к обострению противоречий между боярами и великим киевским князем. Бояре были заинтересованы в такой княжеской власти, которая могла бы обеспечить им военную и правовую защиту, в частности в связи с ростом сопротивления горожан, смердов, способствовать захвату их земель и усилению эксплуатации. Местные бояре стали приглашать князя со своей дружиной, но отводили им поначалу только полицейские функции. В последующем князья, как правило, стремились получить всю полноту власти. И это, в свою очередь, вело к обострению борьбы между боярами и местными князьями;

  • в-четвертых, рост и укрепление городов как новых политических и культурных центров;

  • в-пятых, в XII в. торговые пути стали обходить Киев; европейских купцов, а также новгородцев все более привлекали Германия, Италия, Ближний Восток, «путь из варяг в греки» постепенно терял свое значение;

  • в-шестых, борьба с кочевниками ослабляла Киевское княжество, замедляла его прогресс; в Новгороде и Суздале было гораздо спокойнее.

Главной причиной феодальной раздробленности является изменение характера отношений между великим князем и его дружинниками в результате оседания последних на землю. В первые полтора века существования Киевской Руси дружина полностью находилась на содержании у князя. Князь, а также его государственный аппарат, собирали дань и другие поборы. По мере того, как дружинники получали землю и получали от князя право собирать налоги и пошлины самим, они пришли к выводу, что доход от военно-разбойничьей добычи менее надежен, нежели сборы с крестьян и горожан. В XI веке усилился процесс "оседания" дружины на землю. А с первой половины XII века в Киевской Руси преобладающей формой собственности становится вотчина, владелец которой мог распоряжаться ею по своему усмотрению. И хотя владение вотчиной накладывало на феодала обязанность нести воинскую службу, его экономическая зависимость от великого князя значительно ослабла. Доходы бывших дружинников-феодалов больше не зависели от милости князя. Они сами обеспечивали себе существование. С ослаблением экономической зависимости от великого князя ослабевает и политическая зависимость.

Значительную роль в процессе феодальной раздробленности на Руси сыграл развивающийся институт феодального иммунитета, предусматривающий определенный уровень суверенитета феодала в границах своей вотчины. На этой территории феодал обладал правами руководителя государства. Великий князь и его органы власти не имели права действовать на данной территории. Феодал сам собирал налоги, пошлины, вершил суд. В результате в самостоятельных княжествах-вотчинах образуется государственный аппарат, дружина, суды, тюрьмы и т. д., удельные князья начинают распоряжаться общинными землями, передают их от своего имени во власть боярам и монастырям. Таким образом формируются местные княжеские династии, а местные феодалы составляют двор и дружину этой династии. Огромное значение в этом процессе сыграло введение института наследственности на землю и населяющих ее людей. Под влиянием всех этих процессов изменился и характер отношений местных княжеств с Киевом. На смену служебной зависимости приходят отношения политических партнеров, иногда в форме равноправных союзников, иногда сюзерена и вассала.

Все эти экономические и политические процессы в политическом плане означали дробление власти, распад прежней централизованной государственности Киевской Руси. Этот распад, как это было в Западной Европе, сопровождался междоусобными войнами.

Главной разъединительной силой выступало боярство. Опираясь на его мощь, местные князья сумели установить свою власть в каждой земле. Однако впоследствии между силившимся боярством и местными князьями возникли противоречия и борьба за власть.

Итак, в середине XII в. Киевская Русь распалась на 15 больших и малых княжеств, а в начале XIII в. их количество увеличилось до 50.

Распад Руси на отдельные княжества сыграл не только отрицательную (ослабление перед монголо-татарским нашествием), но и положительную роль: он способствовал бурному росту городов и вотчин в отдельных княжествах, развитию торговли с Прибалтикой, с немцами, развитию местной культуры — строились архитектурные сооружения, создавались летописи и т. п. Русь не распалась полностью. Киевское княжество хоть и формально, но цементировало страну; сохраняла свое влияние общерусская православная церковь, которая выступала за единство Руси, осуждала княжеские усобицы; полному сепаратизму (отделению) препятствовала внешняя опасность со стороны половцев.

К середине XIIв. на территории Руси появляются три основных наиболее централизованных района: Северо-Восточная Русь, Новгородская феодальная республика, Галицко-Волынская земля. Каждая из этих земель обладала особенностями в политическом устройстве. С экономической точки зрения, каждая из этих земель была автономной, обладала ресурсами, не велось обмена с другими княжествами. На региональном уровне воспроизводилась структура раннефеодального государства. Такой же характер носили взаимоотношения князя и дружины. В каждом княжестве существовало три различных вида земель: княжеский домен, феодальные и монастырские земли и черные земли свободных крестьян. Развитие вотчинно-боярского землевладения в новых условиях приводило к частым столкновениям бояр с князьями.

В течение долгих веков Северо-восточная Русь была дикой окраиной, которую восточные славяне заселили относительно поздно. Лишь в VIII в. здесь появилось племя вятичей. Плодородные почвы, богатые леса, множество рек и озер создавали благоприятные условия для развития земледелия, скотоводства и ремесла. Здесь проходили торговые пути на юг, восток и запад, что обусловило развитие торговли. Немаловажное значение имело и то, что северо-восточные земли хорошо были защищены лесами и реками от набегов кочевников. Здесь сложились крупные городские центры — Ростов, Суздаль, Ярославль, Муром, Рязань. При Владимире Мономахе были построены города Владимир и Переяславль. В 1125 г. суздальским князем стал младший сын Мономаха — Юрий (1125—1157), за жажду власти, за свою военную активность получивший прозвище Долгорукий. При князе Юрии Ростово-Суздальское княжество отделилось от Киева, превратилось в обширное независимое государство. Он постоянно воевал с Волжской Булгарией, вел борьбу с Новгородом за влияние на пограничные земли, и дважды захватывал киевский престол. При нем впервые упоминается Москва, когда после одной из побед над соперниками Юрий пригласил своего союзника черниговского князя Святослава отметить это событие: «Приди ко мне, братя, в Москов!» 4 апреля 1147 г. союзники встретились в Москве, где дан был «обед силен» (пир). Эту дату принято считать годом основания Москвы, хотя археологи считают, что поселение на месте Москвы возникло еще в XI в. Москва была построена Долгоруким на месте усадьбы боярина Кучки. В 1157 г. Юрий умер в Киеве (отравлен) и власть в Ростово-Суздальской земле перешла к сыну Юрия — Андрею по прозвищу Боголюбский.

Андрей Боголюбский продолжил политику своего отца, направленную на расширение Ростово-Суздальского княжества: он воевал с Новгородом, Волжской Булгарией. Вместе с тем он стремился к возвышению своего княжества над другими русскими землями, ходил на Киев, взял его (1169 г.), подверг страшному разорению, но в Киеве не остался. Андрей Боголюбский проводил жесткую политику по отношению к боярам в своем княжестве. Наступая на их права и привилегии, он жестоко расправлялся с непокорными, изгонял из княжества, лишал вотчин. Стремясь еще больше отделиться от бояр и опереться на горожан, он перенес столицу из Ростова в молодой торгово-промышленный город Владимир. Именно под Владимиром в местечке Боголюбове он устроил свою резиденцию, за что и получил прозвище Боголюбский. Между Андреем Боголюбским и боярами назревал серьезный конфликт. Возник заговор против князя, в который были вовлечены слуги Андрея — осетин Анбал, ключник Ефрем Мозевич. 29 июня 1174 г. заговорщики ворвались в княжеский дом и зарубили князя. После смерти Андрея началась усобица. Ростовские и суздальские бояре пытались отдать престол своим ставленникам, но жители Владимира предложили сыновей Юрия Долгорукого — Михаила и Всеволода. В конце концов князем стал Всеволод Юрьевич (1176-1212 гг.), прозванный Большим Гнездом, так как имел 8 сыновей и 8 внуков. При нем Владимиро-Суздальское княжество достигло наивысшего расцвета. Он первым среди князей Северо-востока принял титул великого князя. Всеволод жестоко наказал мятежных бояр. При нем была захвачена Рязань. Всеволод вмешивался в дела Новгорода, его опасались в Киеве. После смерти князя его сыновья разделили княжество на части и вели усобицы. Лишь в XIV в. Северо-восточная Русь станет центром объединения русских земель.

Великий Новгород занимал особое место среди русских княжеств. Как и Киев, Новгород был центром славянских земель на Северо-западе Руси. Новгородская земля располагалась между озерами Ильмень и Чудским, по берегам рек Волхов, Ловать, Великая. Она делилась на пятины, а они, в свою очередь, на сотни и погосты. Новгород, как и Ростово-Суздальское княжество, вел активную завоевательную политику, в результате которой к Новгородской земле были присоединены земли карелов, воль, заволодской чуди (финно-угорские племена), саамы и ненцы; они платили Новгороду дань. Новгород сложился из трех разноплеменных поселений, по отношению к ним он был «новым городом» со своим кремлем. Река Волхов делила Новгород на две стороны — Софийскую и торговую. В город входило пять районов (концы), которые делились на улицы. Купцы и ремесленники создавали по профессиональному признаку свои объединения (уличанские сотни и братчины).

Природные условия Новгорода были непригодны для земледелия, поэтому он развивался как торговый и ремесленный центр. Основу хозяйственной деятельности Новгорода составляли ремесло, скотоводство, рыболовство, пушные и соляные промыслы, добыча железной руды. Кузнецы, ткачи, гончары, ювелиры, оружейники, плотники производили изделия очень высокого качества. Ремесленники в основном работали на заказ, но ткачи, кожевники, представители некоторых других специальностей уже производили свои изделия для рынка, как внутреннего, так и внешнего. Географическое положение Новгорода было исключительно благоприятным для торговли. Новгородские купцы торговали с Германией, Швецией, Средней Азией, Закавказьем, вывозя пушнину, воск, мед, лен, моржовую кость, кожи. С Запада везли сукно, вина, цветные и драгоценные металлы. В городе стояли «Немецкий» и «Готский» дворы. В торговле участвовали не только купцы, но и бояре, священники, монахи. Интересы боярства, купечества, церкви сплетались воедино, городская верхушка — аристократия играла большую роль в политической жизни. Здесь сложился особый политический строй — феодальная демократия. Высшим органом власти в Новгороде являлось вече — народное собрание. Оно собирало на площади около торга самых знатных людей города — бояр, примерно 400 человек — столько в Новгороде было боярских усадеб. На нем часто присутствовали и феодально-зависимые, кабальные люди. Они не имели права голоса, но бурно реагировали при обсуждении тех или иных вопросов. Выборы зачастую сопровождались потасовками, драками на мосту через Волхов. Вече избирало посадника из бояр, он ведал всеми делами феодальной республики, вершил суд, контролировал деятельность князя. Избирался тысяцкий, который занимался сбором налогов (с каждой тысячи населения), возглавлял народное ополчение и вершил суд по торговым делам. На вече избирался также новгородский архиепископ (владыка), который не только возглавлял церковь, но и ведал казной и внешними сношениями. Рядовые новгородцы свои вопросы решали на вечах улиц, здесь же выбирались старосты. Вечевой строй Новгорода — форма феодальной демократии. Фактически власть принадлежала боярству и верхушке купечества. Все управленческие должности — посадские, тысяцкие — занимали только представители аристократической знати.

Исторически сложилось так, что в Новгороде не было своей княжеской династии. В XI в. здесь обычно сидел на правах князя-наместника старший сын великого киевского князя.

Но по мере развития политического сепаратизма Новгород становился все более независимым от Киева. В 1136 г. в Новгороде княжил внук Мономаха — Всеволод, которым новгородцы были недовольны. Произошло восстание, князя арестовали, предъявили ряд обвинений и изгнали из города. С этого момента новгородцы сами приглашали князя, заключая с ним договор. Князь не имел права передавать власть по наследству, не мог вмешиваться в гражданские дела, не имел права владеть землями и жить в самом городе. Он охранял город от врагов, на его имя поступала дань, он играл роль третейского судьи. Если князь не нравился, то его изгоняли. После событий 1136 г. Новгород стал окончательно боярской аристократической республикой, где крупные бояре, купцы, архиепископ определяли политику города.

Галицко-волынское княжество возникло на территории Галицких и Волынских земель, и было крупнейшим на юге Руси. Эти земли играли важную роль в истории Руси XII—XIII вв. Здесь возникли крупные боярские вотчины, которые впоследствии привели к ослаблению княжеской власти и установлению практически олигархической системы. Благоприятный климат, природные почвы, степные пространства создавали условия для пашенного земледелия и скотоводства. Развитие ремесел способствовало возникновению городов (XII в. — более 80). Среди них — Перемышль, Галич, Холм, Луцк, Берестье, Владимир-Волынский — центры княжеств, ремесла и торговли. Через Галицкую и Волынскую земли проходили многочисленные годные и сухопутные торговые пути. Здесь правили потомки Ростислава и Мономаха. В 1153 г. галицким князем стал воинственный Ярослав Осмомысл (Мудрый), который однажды захватил даже Киев. При нем Галицкое княжество достигло своего расцвета, славилось богатством. В последние годы правления между Ярославом и боярством часто возникали конфликты. Его сын Владимир тоже боролся с боярскими кланами Галиции, а также с волынским князем Романом Мстиславичем, который пытался захватить Галич. В 1199 г. ему это удалось, и Романом Волынским было образовано Галицко-волынское княжество, а в дальнейшем он стал великим киевским князем (1203 г.). Роман подавлял боярский сепаратизм, опираясь на служилый люд, дружину и ремесленников. После смерти Романа Галицко-волынское княжество распалось. Галицкое боярство начало длительную феодальную войну. Бояре заключили договор с венгерскими и польскими феодалами, венгры захватили Галицкое княжество и часть Волыни. Началась национально-освободительная борьба против захватчиков. Она позволила сыну Романа Даниилу укрепиться на Волыни, в 1238 г. взять Галич и вновь объединить Юго-Западную Русь в единое княжество, которое в 1240 г. включало и территорию Киевского княжества. Но экономический и культурный подъем был прерван нашествием Батыя. После разгрома монголо-татарами Галиции и Волыни эти земли были захвачены Литвой и Польшей.

Итак, подводя итог, следует подчеркнуть, что феодальная раздробленность на Руси в XII—XIV вв. была закономерным явлением, связанным с особенностями становления феодального строя. При всей прогрессивности этого процесса (рост городов, ремесла и торговли; культурное и хозяйственное развитие отдельных земель) феодальная раздробленность имела существенные отрицательные моменты (слабая центральная власть; самостоятельность местных князей и боярства; распад государства на отдельные княжества и земли; уязвимость для внешних врагов). Постоянные усобицы между князьями истощали силы русских земель, ослабляли их перед лицом внешней опасности, в частности перед приближающимся монголо-татарским нашествием. Хотя некоторые из князей делали попытки сохранить единое государство, процесс распада в этот период был необратим.