3.Древнерусская литература. Анализ любого произведения. Слово о полку Игореве.

Информация о документе:

Дата добавления: 18/09/2015 в 13:45
Количество просмотров: 48
Добавил(а): Дочка Вурдалака
Название файла: 3_drevnerusskaya_literatura_analiz_lyubogo_proizve.docx
Размер файла: 140 кб
Рейтинг: 0, всего 0 оценок

3.Древнерусская литература. Анализ любого произведения. Слово о полку Игореве.

3.Древнерусская литература. Анализ любого произведения. Слово о полку Игореве.

«Слово о полку Игореве» имеет предположительно южнорусское происхождение, возможно даже киевское. Подобные предположения вытекают из заключения «Слова», из восторженного отношения автора к великому князю киевскому Святославу, из любви к Киеву, к его горам. Поэтические описания природы степей у Дона и Донца (современные Северский Донец и Уды) создают впечатления о близком знакомстве автора с этими местами. Текст «Слова» говорит также о том, что автор хорошо знаком не только с родным Киевом, но и с другими русскими землями — княжествами. На протяжении всех двух веков со времени публикации «Слова» выдвигаются гипотезы разной степени доказательности о том, кто (конкретное лицо или круг лиц) мог бы быть его автором. Практически все известные по летописи деятели конца XII века назывались в качестве возможных кандидатур. 

«Слово» — слишком короткий, необычный и сложный текст, чтобы по нему можно было уверенно судить о тех или иных свойствах его автора или сравнивать его с другими текстами той эпохи. Одни исследователи считали, что тон обращений автора к князьям указывают на то, что он сам был князем или членом княжеской фамилии (в частности, назывались имена самого Игоря, Ярославны, Владимира Игоревича и ряда других князей, включая крайне малоизвестных); другие, напротив, утверждали, что князь не мог называть князя «господином». По-разному оценивались и политические симпатии автора (одни считают, что он воспевает Игоря и принадлежит к его черниговскому клану, другие — что он осуждает его авантюру и симпатизирует потомкам Мономаха), и его территориальное происхождение (псковские черты в языке «Слова», скорее всего, говорят не об авторе, а о переписчике XV века). Выдвигалась даже маловероятная версия, что часть текста написана одним автором, другая часть — иным. Особую линию рассуждений на эту тему составляют попытки поиска прямо названного или «зашифрованного» имени автора в тексте, вычленение акростихов (так как первоначальная рукопись утрачена, такие реконструкции крайне уязвимы).

В основе сюжета “Слова...” лежит действительное событие русской истории: в 1185 году новгород-северский князь Игорь Святославич совершил поход на половцев, его рать была разгромлена, сам Игорь взят в плен.

Глубокое идейное осмысление автором этого исторического события и мастерство художественного воплощения позволяют говорить о “Слове...” как о выдающемся памятнике древнерусской литературы.

Жанр этого произведения свободный. Д. С. Лихачев определяет его как “эпос”, в котором соединяется фольклорное и книжное, лирическое и публицистическое начало.

Композиционно “Слово...” делится на три части: вступление, в котором автор стремится подчеркнуть “торжественную” направленность своего произведения, настроить читателя на “высокий” строй мысли, соответствующей серьезности содержания: “Начать эту песню надо, следуя за действительными событиями нашего времени, а не по замышлению Бояна”;основная (повествовательная) часть, в которой автор не только рассказывает о событиях, но и выражает свое отношение к ним. Исторические эпизоды чередуются с вымышленными (вещий сон Святослава, плач Ярославны), а также с авторскими отступлениями и обращениями: “Вступите же, господа, в золотые стремена за обиду сего времени, за землю Русскую, за раны Игоревы, буйного Святославича!”;заключение образец “славы ” — традиционно для эпического жанра древнерусской литературы: “Будьте здравы, князья и дружина, борясь за христиан против поганых полков!”

Сюжет:

Вступление

В начале автор «Слова…» несколько раз обращается к своим читателям и слушателям со словом «братіе», напр.: «Почнє́мъ жє, бра́тиє, по́вѣсть сию́ отъ ста́раго Влади́мєра до нꙑ́нєшнѧго И́горѧ». Затем следуют предания о княжеских певцах и о Бояне, некоторые из которых находят параллели в Начальной летописи, а также о русских племенах, набранные из разных сказаний и песен; «ста́рꙑꙗ словѣ́сꙑ» — песни — противопоставляются былинам позднейшего времени. Есть здесь и намек на старинную соколиную охоту, и на певцов-музыкантов с кифарами или гуслями: 

Поход Игоря

Игорь — глава полка (похода); его речи руководят северских князей — «братию и дружину» (известная из древнерусских текстов формула обращения военачальника к отряду). Игорь видит солнечное затмение 1 мая 1185 года и предчувствует неудачу; но отчаянные побуждения биться до смерти ободряют князя, и он «вступает в злат стремень». Поход начинается. Неблагоприятные знамения преследуют полк Игорев. Поход намечен далеко вглубь степей, к морю, кСурожу, Корсуню и Тмутаракани. Поэт говорит обо всем этом кратко, картинами: кликом Дива в стягах полков, мраком ночи, воем зверей и скрипом половецких телег, скрывающихся от русичей. Одна только ночь отделяет выступление в поход от первой битвы, обрисованной одними успехами и отдыхом «Ольгова хороброго гнезда», обогатившегося всякой добычей и задремавшего в поле.

С пятницы по воскресенье, как и в летописном подробном сказании Ипатьевской летописи, следуют решительные битвы несчастного Игорева полка, окруженного «въ полѣ нєзнаемѣ» многочисленными половецкими полками. Единоборство князя Всеволода характеризует храбрость русских. Как герой Илиады, он «посвечивает» своим золотым шлемом и громит мечом по «шєломамъ оварьскимъ» половцев. Для него не дороги ни раны, ни воспоминания о Чернигове, о красавице Глебовне, о своем «животѣ» и о чести золотых столов княжеских. Таков Ярый Тур Всеволод. Но храбрость его тщетна на Каяле-реке, под натиском всей земли половецкой.

Былые походы деда Игоря, Олега Святославича (которого он называет «Гориславичем»), вызывают у автора «Слова…» самые тяжёлые, самые грустные воспоминания: гибли князья, гибли люди в усобицах и княжеских «крамолах», раздавался звон мечей, носились тучи стрел и вились над полями вороны и галки. Автор, созерцаясв. Софию в Киеве, переносится мыслью к Каяле, где третий день шумит и звенит оружие. Игорь заворачивает полки, чтобы высвободить своего брата Всеволода; но уже полегли храбрые русичи на берегу быстрой Каялы (может быть, нарицательное имя горестного места, от половецкого Каигы, Кайгу, или это КагальникКальмиус,КальчикЯла). Действие полка Игорева кончено: «ничить трава жалощамчи · а древо с(ѧ) тугою къ земли преклонилось».

Золотое слово Святослава

Далее в «Слове» идут плачи по павшим, замечания о дальнейшем движении половцев на русскую землю, воспоминания об усобицах и успокоение на киевском великом князе Святославе Всеволодовиче. Автор «Слова» объясняет нынешние печали, стоны Киева и напасти Чернигова неблагоразумием молодых князей, их спорами за чужое, их крамолами. Контраст поразителен с недавней удачей великого князя Святослава над половцами в1184 г.: «наступи на землю Половецкую; притопта хлъми и яругы; взмути рѣки и озеры; иссуши потоки и болота, а поганаго Кобяка изъ луку моря отъ желѣзныхъ великихъ плъковъ Половецкихъ, яко вихръ выторже: и падеся Кобякъ въ градѣКіевѣ, въ гридницѣ Святъславли».

Место действия «Слова» переносится в Киев. Иностранцы (немцы, венецианцы, греки и мораване) живо сочувствуют удачам Святослава и несчастию Игоря. Следует «мутенъ сонъ» великого князя Святослава, объяснение его боярами и «золотое слово» Святослава. Здесь, в сне Святослава, находится труднообъяснимое, испорченное место, каких ещё несколько встречается и далее. Снилось князю в «тереме златоверхом», что треснула балка над ним, закаркали вороны и понеслись к морю с Оболони. А самого князя стали приготовлять к погребению: одели «чръною паполомою, на кроваты тисовѣ», стали оплакивать «синим вином с горем смешанным», стали сыпать крупный жемчуг — слёзы на лоно. И сказали бояре князю: «горе твое от того, что два сокола слетели с золотого стола отцовского; соколов захватили в железные путины и припешали им крылья». Четыре князя попали в плен: Игорь, Всеволод, Святослав Ольгович и Владимир Игоревич. Речь бояр переходит в образный, картинный плач: «тьма свет покрыла, снесеся хула на хвалу, тресну нужда на волю, готския девы запели на берегу Синего моря, позванивая русским золотом». Тогда великий князь Святослав изрекает своё «золотое слово», упрекая Игоря и Всеволода за излишнюю самонадеянность. И встал бы великий князь за обиду за свое гнездо; но он уже знает, как стонет под саблями половецкими Владимир Глебович…

Обращение к князьям

И вот не то Святослав, не то автор «Слова о полке Игореве» призывает и сильнейших князей современной ему Руси: великого князя Всеволода и зависимых от него рязанских Глебовичей, затем Ростиславичей, Рюрика иДавыда, могущественного Ярослава Осмомысла Галицкого и знаменитого Романа с Мстиславом. Автор еще раз с горем вспоминает Игоря и снова призывает потомков Ярослава Мудрого и племя Всеслава, останавливаясь всего более на этом герое песен Бояна. Все они — опытные военачальники: Ярослав Черниговский с союзными степняками «кликом» врагов побеждает; Всеволод веслами может расплескать Волгу, а Дон вычерпать шлемами; Рюрику и Давыду автор напоминает о тяжёлом поражении от половцев; Ярослав Осмомысл со своими железными полками успешно оберегает юго-западные рубежи Руси, вмешивается в киевские дела, борется с степняками; Роман и Мстислав страшны для литвы и половцев.

Далее от упоминания полоцких князей, потомков Всеслава Вещего, автор переходит к фигуре их предка. Фигура полоцкого князя Всеслава обрисовывается в его действиях по отношению к Киеву и Новгороду. В Киеве Всеслав слышит звон колоколов св. Софии; вспоминается какая-то крепкая связь со старым Владимиром, когда княжеский род ещё был единым. Все исчерпано автором «Слова…» для призыва к отмщению обиды Игоря — и, наконец, следует его возвращение. Пребывание его в плену совершенно оставлено в стороне. Ни слова нет о других пленных князьях, о действиях половцев и великого князя киевского. Игорь остается главным действующим лицом, со своей женой, которая предчувствует его возвращение, оплакивая, по дошедшей до нее вести, поражение полка и раны мужа.

Плач Ярославны

Плач Ярославны считается одним из самых поэтических мотивов «Слова…». На городском забрале в Путивле(недалеко от Курска, ныне Сумская область Украины) Ярославна рано плачет: «полечю зегзицею (кукушкою) по Дунаю, омочю бебрян (шелковый) рукав в Каяле, утру князю кровавые его раны». Она обращается к ветру, к Днепру-Славутичу, к светлому-пресветлому солнцу. Ветер развеял её радость по ковылию, Днепр может только нести её слёзы до моря, а солнце в поле безводном русичам жаждою луки стянуло (они бессильны натянуть лук), горем им тулы со стрелами заткнуло.

Бегство Игоря из плена

Бог не оставляет праведника в руках грешников, говорит летописное сказание об Игоре — а по «Слову о полку Игореве», «Бог путь кажет Игореви из земли Половецкой в землю русскую». Автор как будто сам пережил бегство из плена от степняков: он помнит, с каким трепетом и ловкостью выбирался Игорь, под условный свист верного человека, с конем за рекой, как пробегал он степи, скрываясь и охотой добывая себе пищу, перебираясь по струям Дона.

Автору «Слова» припоминается песня о безвременной смерти юноши князя Ростислава, брата Владимира Мономаха (событие, случившееся за 100 лет до похода Игоря): оплакивания погибших были как бы выдающимися песнями и сказаньями русского народа. Ездят Гзак с Кончаком на следу беглеца и примиряются с бегством Игоря, как старого знакомого, который при случае явится близким человеком для степняков и по браку, и по языку, а иногда и по обычаям. Но Игорь ближе всего к русской земле, что предчувствует Гзак. Быстро переносит автор «Слова о полку Игореве» своего героя из степей в Киев, на радость странам-городам. «Игорь едет по Боричеву (и ныне — ул. Боричев ток, рядом с более известным Андреевским спуском) к святей Богородици Пирогощей (храм, находившийся на Подоле)».

Заключительным словом к князьям, возможно, ещё пленным, и к погибшей дружине заканчивается «Слово о полку Игореве».

“Слово...” отличает необыкновенный венный размах и масштабность изображения: Русская земля Новгорода на севере до Тмутаракани ни на юге, от Волги на востоке -Угорских гор на западе. Большую роль в “Слове...” играют картина природы. Настроение природы с звучно происходящим событиям затмение солнца является предзнаменованием недоброго конца, звери и птицы предупреждают Игоре об опасности: “Но уже беду его предостерегают птицы по дубравам; волки грозу навывают по оврагам; орлы клекотом на коств зверей зовут; лисицы лают на алые щиты ”.

Изображая природу, автор чаете прибегает к олицетворениям (природа скорбит, когда Игорь терпит поражение). В отличие от других произведений древнерусской литературы пейзаж в “Слове...” не статичен, а изображается в постоянном движении. Одним из основных художественных приемов, к которым прибегает автор “Слова...” является гипербола, соответствующая масштабности изображаемого пространства и времени: “Тот Олег мечом крамолу ковал и стрелы п: земле сеял. Вступает он в золотое стремя в граде Тмутаракани, звон тот слышал давний великий Всеволод, сын Ярославов, а Владимир всякое утро уши затыкал в Чернигове”.

Изображая конкретные исторические события, автор стремится донести до читателя мысль о необходимости объединения Руси. Эта идея заложена в основе произведения, разобщенностью князей объясняются трагические события в жизни Руси. Автор с великой горечью пишет: “Уж ведь, братья, невеселое время настало... Ибо сказал брат брату: “Это мое, и то мое”. И стали князья... сами на себя крамолу ковать. А поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую”.

Эта важнейшая для “Слова...” идея единения выражается и в “золотом слове” Святослава, “со слезами смешанном”. Святослав упрекает Игоря и Всеволода в самоуправстве, а русских князей — в разъединенности.

Идея защиты Русской земли и необходимости единения изображена как призыв, идущий как бы от народа (отсюда близость “Слова...” к произведениям фольклора), но обращен он к князьям (отсюда книжная, публицистическая основа произведения).



5. Драматургия а.н.Островского. анализ любой пьесы автора.

А. Н. Островского по праву считают певцом купеческой среды, отцом русской бытовой драмы, русского театра. Его перу принадлежит около шестидесяти пьес, из которых наиболее известны “Бесприданница”, “Поздняя любовь”, “Лес”, “На всякого мудреца довольно простоты”, “Свои люди — сочтемся”, “Гроза” и многие другие. 

Возможно, впервые с такой изобразительной силой были показаны сцены семейной, «частной» жизни, тот произвол и бесправие, что были доселе скрыты за толстыми дверьми особняков и усадеб. И в то же время это не была просто бытовая зарисовка. Автор показал незавидное положение русской женщины в купеческой семье. Огромную силу трагедии придавала особая правдивость, искусность автора, как это верно заметил Д.И.Писарев: «Гроза» — картина с натуры; оттого она и дышит правдой».

Действие трагедии происходит в городе Калинове, который раскинулся среди зелени садов на крутом берегу Волги. «Пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу. Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется», — восхищается Кулигин. Казалось бы, и жизнь людей этого города должна быть красивой и радостной. Однако быт и нравы богатого купечества создали «мир тюремного и гробового безмолвия». Савел Дикой и Марфа Кабанова — это олицетворение жестокости и самодурства. Порядки в купеческом доме основаны на изживших себя религиозных догмах Домостроя. Добролюбов говорит о Кабанихе, что жертву свою она «грызет... долго и неотступно». Свою невестку Катерину она заставляет кланяться в ноги мужу при его отъезде, ругает ее за то, что она «не воет» на людях, провожая супруга.

Кабаниха очень богата, об этом можно судить по тому, что интересы ее дел выходят далеко за пределы Калинова, по ее поручению Тихон ездит в Москву. Ее уважает Дикой, для которого главное в жизни — деньги. Но купчиха понимает, что власть дает также покорность окружения. Она стремится убить в домашних любое проявление сопротивления ее власти. Кабаниха лицемерна, она лишь прикрывается добродетельностью и набожностью, в семье она — бесчеловечный деспот и тиран. Тихон не противоречит ей ни в чем. Варвара научилась врать, скрывать и изворачиваться.

Главная героиня пьесы Катерина отмечена сильным характером, она не привыкла к унижению и оскорблениям и потому конфликтует с жестокой старой свекровью. В доме у матери Катерина жила свободно и легко. В Доме Кабановых она чувствует себя будто птица в клетке. Она быстро осознает, что здесь она долго жить не сможет.

Замуж за Тихона Катерина вышла без любви. В доме Кабанихи все трепещет при одном только властном окрике купчихи. Жизнь в этом доме тяжела для молодых. И вот Катерина встречает совсем другого человека и влюбляется. Впервые в жизни она познает глубокое личное чувство. Как-то ночью она идет на свидание к Борису. На чьей стороне драматург? Он на стороне Катерины, потому что нельзя уничтожить естественных стремлений человека. Жизнь же в семье Кабановых неестественна. И Катерина не принимает наклонностей тех людей, к которым она попала. Услышав предложение Варвары солгать и притвориться, Катерина отвечает: «Обманывать-то я не умею, скрыть-то ничего не могу.»

Прямота и искренность Катерины вызывает уважение и у автора, и у читателя, и у зрителя. Она решает, что не может больше быть жертвой бездушной свекрови, не может томиться взаперти. Она свободна! Но выход она увидела только в своей смерти. И с этим можно было бы поспорить. Критики также разошлись во мнении, стоило ли платить Катерине за свободу ценой жизни. Так, Писарев в отличие от Добролюбова считает поступок Катерины бессмысленным. Он считает, что после самоубийства Катерины все возвратится на круги своя, жизнь пойдет своим чередом, и не стоит «темное царство» такой жертвы. Конечно, до гибели Катерину довела Кабаниха. В результате ее дочь Варвара убегает из дома, а сын Тихон жалеет, что не погиб вместе с женой.

Так, постоянной спутницей Катерины — главной героини пьесы — является Варвара, сестра мужа Катерины Тихона Кабанова. Она — оппонент Катерины. Главное ее правило: “Делай что хочешь, только бы все шито да крыто было”. Варваре не откажешь в уме, хитрости и легкости; до замужества ей хочется везде успеть, все попробовать, так как она знает, что “девки гуляют себе, как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят”. Ложь для нее — норма жизни. В разговоре с Катериной она прямо говорит об этом: 
    “Катерина. Обманывать-то я не умею, скрыть-то ничего не могу. 
    Варвара. Ну а без этого нельзя... У нас весь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало”. 
    Варвара приспособилась к “темному царству”, выучила его законы и правила. В ней чувствуются властность, сила, желание обманывать. Она, по сути, будущая Кабаниха, ведь яблоко от яблони недалеко падает. 
    Дружок Варвары, Иван Кудряш, ей под стать. Он единственный в городе Калинове, кто может ответить Дикому. “Я грубиян считаюсь; за что же он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит, я его и не боюсь, а пущай же он меня боится...”, — говорит Кудряш. В разговоре он ведет себя развязно, бойко, смело, хвастает своей удалью, волокитством, знанием “купеческого заведения”. Кудряш — второй Дикой, только он еще пока молод. 
    В конце концов Варвара и Кудряш покидают “темное царство”, но означает ли этот побег, что они полностью освободились от старых традиций и законов и станут источником новых законов жизни и честных правил? Вряд ли. Очутившись на свободе, они скорее всего будут сами пытаться стать хозяевами жизни. 

 А. Н. Добролюбов назвал пьесу Островского “Гроза” самым решительным произведением, так как “взаимные отношения самодурства и безгласности доведены в ней до трагических последствий... В "Грозе" есть что-то освежающее и ободряющее. Это что-то и есть, по нашему мнению, фон пьесы”. Кто же составляет этот фон? Второстепенные персонажи. 

Интересно, что одним из главных, активных образов этой пьесы является образ самой грозы. Выражая символически идею произведения, это образ непосредственно участвует в действии драмы как реальное явление природы, вступает в действие в его решающие моменты, во многом определяет поступки героини. Этот образ очень многозначен, он освещает почти все стороны драмы.Так, уже в первом действии над городом Калиновым разразилась гроза. Разразилась, как предвестие трагедии. Уже прозвучало у Катерины: «Я скоро умру», она призналась Варваре в греховной любви. Уже соединилось в ее представлении предсказание сумасшедшей барыни о том, что гроза даром не проходит, и ощущение собственного греха с реальным ударом грома. Катерина устремляется домой: «Все-таки лучше, все спокойнее, дома-то я — к образам да богу молиться!».После этого гроза умолкает ненадолго. Лишь в ворчании Кабанихи слышатся ее отголоски. Не случилось грозы и в ту ночь, когда Катерина впервые после замужества почувствовала себя свободной и счастливой. Но четвертое, кульминационное действие, начинается словами: «Дождь накрапывает, как бы гроза не собралась?». И после этого мотив грозы уже не смолкает.

Давайте теперь обратимся к истинным жертвам “темного царства”. Так, муж Катерины Кабановой Тихон — безвольное, бесхарактерное существо. Он во всем слушается свою мать и подчиняется ей. Он не имеет четкой жизненной позиции, мужества, смелости. Его образ полностью соответствует данному ему имени — Тихон (тихий). Молодой Кабанов не только не уважает себя, но и позволяет своей маменьке грубо обращаться со своей женой. Особенно ярко это проявляется в сцене прощания, перед отъездом на ярмарку. Тихон слово в слово повторяет все наставления и нравоучения матери. Кабанов ни в чем не мог противостоять своей матери, потихоньку спивался и тем самым становился еще более безвольным и тихим. 
    Конечно, Катерина не может любить и уважать такого мужа, а душа ее жаждет любви. Она влюбляется в племянника Дикого, Бориса. Но полюбила его Катерина, по меткому выражению Добролюбова, “на безлюдье”, ведь, по сути своей, Борис мало чем отличается от Тихона, разве что чуть-чуть пообразованнее его. Безволие Бориса, его желание получить свою часть бабушкиного наследства (а получит он ее только в том случае, если будет почтителен с дядюшкой) оказались сильнее, чем любовь. 
    В “темном царстве” большим почтением и уважением пользуется странница Феклуша. Рассказы Феклуши о землях, где живут люди с песьими головами, воспринимаются как неопровержимые сведения о мире. 
    Но не все так мрачно, встречаются в “темном царстве” и живые, тонко чувствующие души. Это механик-самоучка Кулигин, отыскивающий вечный двигатель. Он добр и деятелен, одержим постоянным желанием сделать что-то полезное для людей. Однако все его благие намерения наталкиваются на толстую стену непонимания, безразличия, невежества. Так, на попытку поставить на дома стальные громоотводы он получает яростный отпор Дикого: “Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости Господи, обороняться”. 

Еще одна характерная черта Катерины — стремление к свободе, духовному раскрепощению. Не зря в пьесе неоднократно повторяется образ птицы — символ воли.

Интересен диалог Кулигина и Дикого. Кулигин говорит о громоотводах («у нас грозы частые») и вызывает гнев Дикого: «Какое еще там электричество? Ну как же ты не разбойник? Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожками какими-то, прости господи, обороняться. Что ты, татарин, что ли?». А на цитату из Державина, которую в свою защиту приводит Кулигин: «Я телом в прахе истлеваю, умом громам повелеваю», — купец и вовсе не находит что сказать, кроме: «А за эти вот слова тебя к городничему отправить, так он тебе задаст!».

Несомненно, в пьесе образ грозы приобретает особое значение: это освежающее, революционное начало. Однако разум, осужден в темном царстве, он встретился с непробиваемым невежеством, подкрепленным скупостью. Но все-таки молнии, прорезавшие небо над Волгой, задели долго молчавшего Тихона, сверкнули над судьбами Варвары и Кудряша. Гроза основательно всех перетряхнула. Бесчеловечным нравам рано или поздно придет конец. Борьба нового со старым началась и продолжается. В этом и заключен смысл произведения великого русского драматурга.

Критик назвал Катерину характером народным, национальным, “лучом света в темном царстве”, имея в виду действенное выражение в ней непосредственного протеста, освободительных стремлений народных масс. Указывая на глубокую типичность этого образа, на его общенародное значение, Добролюбов писал, что он представляет “художественное соединение однородных черт, проявляющихся в разных положениях русской жизни, но служащих выражением одной идеи”. Героиня Островского отразила в своих чувствах, в своих поступках стихийный протест широких народных масс против ненавистных условий “темного царства”. Именно поэтому Добролюбов и выделил “Грозу” из всей прогрессивной предреформенной литературы и подчеркнул ее революционное значение.

6. "Обломов" и.а.Гончарова: герои и идеи.

 Обломов Илья Ильич – дворянин «лет 32-33 от роду, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной цели, всякой сосредоточенности в чертах лица…мягкость была господствующим и основным выражением…всей души». 
    О. целыми днями лежит у себя на диване, ничем не занимаясь. Он не способен не только управлять своим имением, но даже собраться и поехать на званый вечер. Все это представляет для него большую трудность. 
    Важно заметить, что такое бездействие, - сознательный выбор героя: «Жизнь: хороша жизнь!...нет ничего глубокого, задевающего за живое. Все это мертвецы, спящие люди, хуже меня, эти члены совета и общества!» 
    Идеал жизни О. мы узнаем из главы «Сон Обломова». Герою снится его детство в родной Обломовке: спокойное, мирное, праздное, наполненное любовью и теплотой. 
    Путь О. – типичный путь провинциальных дворян начала 19 века. О. служил в департаменте, занимался рутинной работой, из года в год ждал повышения. Но такая никчемная жизнь была не нужна герою. Он выбрал лежание на диване и стороннее созерцание пороков своего времени. 
    Душа О. не лишена мечтательности. Он лирик, умеющий глубоко чувствовать. Но его образ жизни приглушил эту душевную особенность героя. Ненадолго разбудить ее способен только старый друг О. – Штольц. 
    Любовь к Ольге на время меняет героя до неузнаваемости: «В нем появлялась лихорадка жизни, сил, деятельности…» Но «дальнейшее же направление, самая мысль жизни, дело – остается еще в намерениях». Это неудивительно: О. не способен на деятельную любовь, требующую самосовершенствования. Он сам понимает это и, боясь, что Ольга разочаруется в нем, провоцирует их разрыв. Только Агафья Пшеницина смогла создать для О. идеальную жизнь с ощущением заботы, теплоты, праздности: «Я прирос к этой яме больным местом: попробуй оторвать – будет смерть». В доме Пшенициной закончилась и жизнь О. «по-видимому, без боли, без мучений, как будто остановились часы, которые забыли завести».

Гончаров подвергает О. испытанию любовью. По выражению Добролюбова, «русский человек на рандеву» терпит фиаско. О. повторяет в этом смысле путь Онегина, Печорина, Бельтова, Рудина, Тентетникова. О. влюбляется в Ольгу Ильинскую, родственную ему эстетическую натуру (ср. имена влюбленных: Илья Ильич — Ильинская). Поначалу, под влиянием любви, О. вылезает из халата, начинает верить в будущее, но заботы о переустройстве имения в связи с женитьбой пугают его, он перекладывает ответственность с себя на Мухоя-рова и Затертого, жуликов и мошенников, из бегает Ольги (разлившаяся Нева служит непреодолимым препятствием для свиданий с ней), возвращается к спокойной жизни, дивану и халату, отдается заботливым попечениям хозяйки квартиры Агафьи Матвеевны Пшеницы-ной, так что Ольга Ильинская отвергает его робкую, зависимую, безвольную натуру как не отвечающую ее идеалу подлинной личности: «Ты кроток, честен, Илья, ты готов всю жизнь проворковать под кровлей… да я не такая: мне мало этого…» Языком любви Ольги и 0. были цветы, природа, книги; в сближении 0. с Агафьей Матвеевной главную роль играют «круглые локти» хозяйки, «еще с ямочками» (Н.Пруцков). О. смотрит на Пшеницыну с таким же удовольствием, как «на горячую ватрушку». Постепенно О. превращается в «ком теста».

    Мухояров и Тарантьев, воспользовавшись душевной добротой, терпимостью и неопытностью О., пригрозили ему скандалом и заставили подписать фальшивое заемное письмо, данное вдове Пшеницыной, чтобы доходы с имения О. шли им в карман. «Голубиная» натура О., таким образом, способствует тому, что вокруг О. «мельтешат» обманщики всех мастей. Штольц, как добрый ангел-хранитель О., спасает его от Мухоярова и Тарантьева, возвращает доход с имений. Агафья Матвеевна Пшеницына заботится об О., вкусно и обильно кормит его. О. достигает своего идеала, «хотя без поэзии, без тех лучей, которыми некогда воображение рисовало ему барское, широкое и беспечное течение жизни в родной деревне, среди крестьян он тихо и постепенно укладывался в простой и широкий гроб остального своего существования, сделанный собственными руками…» О. получает два апоплексических удара и умирает. Трагизм образа О. в том, что «борьба внутренних сил в нем самом» (Цейтлин) кончается поражением. О. не в силах возродиться к новой жизни, гибельная природа «обломовщины» предначертала его жизненный путь (Пруцков). Сын О., Андрей, отданный на воспитание Ольге Ильинской и Штольцу, должен соединить в себе доброту, «голубиное незлобие» О. и Агафьи Матвеевны Пшеницыной и практичность, деятельный дух, обращенность к высоким идеалам Штольца и Ольги Ильинской.

 Штольц – безусловно, антипод Обломова. Каждая черта его характера – резкий протест против качеств Ильи Ильича. Штольц любит жизнь – Обломов часто впадает в апатию; Штольц обладает жаждой деятельности - для Обломова лучшая деятельность – отдых на диване. Истоки этой противоположности в воспитании героев. 
    Автор заставляет невольно сравнивать детство маленького Андрея с детством Илюши. В отличие от Штольца, выросшего, под опекой отца, самостоятельным, упорным в достижении своих целей, бережливым, главный герой рос ребенком, привыкшим, чтобы все его желания удовлетворялись не в результате своих каких-либо усилий, а от тяжкой работы других. Деревня, где воспитывался Обломов, была, по словам Добролюбова, почвой, на которой росла обломовщина. Такое воспитание развило в Илье Ильиче апатическую неподвижность и повергло его в жалкое состояние нравственного раба. В этом и есть одна из трагедий Обломова, затронутых в романе, – молодого и активного Илюшу с детства заразили «неизлечимым недугом», обломовщиной - ленью, порожденной боязнью перемен и страхом перед будущим. 
     Штольц, в которого автор вселил силу, способную возродить обломовых и уничтожить обломовщину, считает своим долгом изменить жизненный уклад друга. 
    Андрей старается «выгуливать» Илью Ильича в люди, ездит с ним на званые обеды, на одном из которых знакомит его с Ольгой Ильинской. Она «в строгом смысле не была красавица… Но если б ее обратить в статую, она была бы статуя грации и гармонии», «в редкой девице встретишь такую простоту и естественную свободу взгляда, слова, поступка…никакой лжи, никакой мишуры, ни умысла!» Ольга в романе является воплощением грациозности, сосредоточенности, легкости. Обломов сразу же пленяется удивительным голосом девушки, слушая ее великолепную «Casta diva». По просьбе Штольца Ольга составляет план того, как она воспользуется любовью Обломова, чтобы «переделать» его в активного, деятельного человека. Ольга понимает, что в отношениях с Обломовым ей принадлежит главная роль, «роль путеводной звезды». Она преображалась вместе с изменениями Обломова, ведь эти изменения – дело ее рук. «И все это чудо сделает она… Она даже вздрагивала от гордого, радостного трепета; считала это уроком, назначенным свыше». В процессе своего эксперимента Ольга влюбляется в Обломова, что заводит в тупик весь ее план и приводит к трагедии их дальнейшие отношения. 
    Обломов и Ольга ждут друг от друга невозможного. Она от него — деятельности, воли, энергии. В ее представлении, он должен стать похожим на Штольца, но только сохранить при этом лучшее, что есть в его душе. 

 Главной же, по моему мнению, является иная трагедия Обломова – смирение, нежелание побороть такой недуг как обломовщина. По ходу романа Обломов ставил перед собой множество задач, которые, казалось бы, имеют для него первоочередную важность: провести реформу в имении, жениться, объездить весь мир, да и, наконец, найти себе новую квартиру в Петербурге взамен той, из которой его выселяют. Но страшная «болезнь» не дает ему взяться за дело, она «свалила его наповал». Но Обломов, в свою очередь никак не пытается избавиться от нее, а лишь тщетно пробует переложить свои проблемы на плечи другого, как его учили в детстве. Трагедия Ильи Ильича в том, что даже такие высокие и благородные чувства как любовь и дружба не могут заставить его очнуться от вечного сна.


7. "Oтцы и дети" с.и.Тургенева: конфликт, герои, идеи.

Общественно-политическая и историческая обстановка в России в конце 50-х годов XIX века была очень неясной и напряженной. Поражение в Крымской войне, рост активности народных и общественных масс, кризис помещичьего хозяйства, начало изменения сознания людей заставляли переоценивать ведущую роль русского дворянства и русской аристократии как основы культурно-нравственной и социальной прочности России. Этот исторический период знаменуется появлением “новых людей” — разночинцев — образованных интеллигентов, которые заявляют о своем неприятии нравственных и культурных норм жизни дворянства и, основываясь на материалистическом мировоззрении, говорят о необходимости изменения жизни в России, вплоть до смены социального строя путем революции. Под сомнение ставятся нравственные идеалы дворян, культура, искусство, религия — словом, все, на чем держалось идеалистическое мировоззрение русской аристократии. Естественно, что такое различие во взглядах не могло не породить конфликт между этими общественными группами. Случалось, что противоречия между ними проявлялись не только в полемике между органами печати, представлявшими два этих лагеря (например, “Современник”, с одной стороны, и “Русский вестник” — с другой), но проникали и в быт, в семью, и различие взглядов на жизнь вызывало споры и противостояние между близкими людьми, которые являлись представителями двух поколений — поколения отцов и поколения детей. Именно социальное противоречие и легло в основу конфликта романа И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Однако нужно отметить, что конфликт в произведении многоплановый: он заключает в себе не только столкновения и споры главного героя — нигилиста Базарова — с аристократом Павлом Петровичем Кирсановым или скрытое противоречие между Базаровым и Аркадием — факторы, которые обычно называют определяющими конфликта между “отцами” и “детьми”. Это и любовный конфликт, изображенный автором в отношениях между Базаровым и Одинцовой; это и внутренний конфликт Базарова (конфликт с самим собой), в конце романа понимающего, что, возможно, его убеждения не так уж правильны, как он предполагал ранее; это и тщательно завуалированный конфликт автора со своими героями, выразившийся в различных художественных деталях и приемах, используемых им. (Примеры дальше.) 
    Основной конфликт произведения — это конфликт общественно-политический, конфликт отцов и детей — представителей дворянства с разночинцами. Таких людей, которые, по мнению автора, живут мыслями уходящего времени и уходящими представлениями о жизни, и новыми идеями, направлениями, мыслями, рожденными новым временем. Подтверждением тому, что социальный конфликт является основным в произведении, служит и характер избранных автором художественных средств: портреты героев, их одежда, описание пейзажа, речь — все говорит о различии представителей этих двух лагерей, между которыми происходит главный конфликт. В основном он раскрывается в трех спорах Базарова с Павлом Петровичем, в спорах, предметом которых являются вопросы, волнующие передовых людей того времени: отношение к роли дворянства в обществе, к науке, к русскому народу, к искусству и к природе. Естественно, что точки зрения героев определяются их противоположными друг другу мировоззрениями. Павел Петрович считает, что аристократия — движущая сила общественного развития; его идеал общественного устройства — “английская свобода”, то есть конституционная монархия. Кирсанов делает упор на либерализм, то есть на (его основной принцип) сохранение строя при реформах в общественном укладе жизни. Базарова такая позиция не устраивает. Ему нужно изменить социальный строй, он за революцию, и поэтому он отвергает либерализм и отрицает ведущую роль дворянства (в русском обществе) как неспособного к решительным действиям. 
    Вопрос о социальных изменениях и революции ставится и в споре о народе, и в споре о нигилизме. Кирсанов не может смириться со все отрицающей позицией нигилистов; для него кажется диким, если человек лишен принципов в жизни. “Вас всего четыре с половиной человека”, — заявляет он Базарову. И в ответе Евгения автор снова намекает на социальный взрыв: “От копеечной свечи Москва сгорела”, — говорит главный герой. Базаров отрицает все: религию, искусство, самодержавно-крепостнический строй, — во многом из-за того, что видит косность, лживость проявления этих понятий в настоящей жизни, ханжество морали, ветхость и загнивание вообще всей государственной системы. Недаром в 1859 году, когда происходит действие романа, царское правительство стояло на пороге социальных потрясений и переживало кризис. 
    Нужно отметить, что в образе Павла Петровича Тургенев сумел соединить два противоположных направления: западничество и славянофильство. При всей своей любви к английскому стилю жизни Кирсанов в то же время прославляет крестьянскую общину, семью, религиозность и патриархальность русского мужика. Базаров же заявляет, что народ не понимает собственных интересов, он темен и невежествен, и считает, что только при длительной “работе” с народом можно превратить его из реакционной в революционную силу. 
    Павел Петрович восхищается искусством, считая его стимулом для нравственного развития человека. Базаров все рассматривает с точки зрения практической пользы, поэтому “природа не храм, а мастерская”, поэтому и “Рафаэль гроша ломаного не стоит”. 
    После первого знакомства с романом кажется, что и композиция произведения, и сюжет, и художественные детали — все направлено на раскрытие основного — общественно-политического — конфликта “Отцов и детей”. Но это не так. 
    И. С. Тургеневу, безусловно, нужно было показать противоречивость взглядов отцов и детей, их столкновения по различным вопросам, однако и в этих столкновениях и спорах для него было важнее раскрыть внутренний конфликт как “отцов”, так и “детей”. Автор сомневается в ведущей роли дворянства в обществе; образы “дворянского гнезда” Кирсановых, его жителей, достаточно часто изображаются писателем с легкой иронией — вспомним хотя бы дуэль Павла Петровича с Базаровым. Читатель может заметить целый ряд противоречий, свидетельствующих о каком-то внутреннем разладе в дворянской среде: Николай Петрович хочет устроить фабрику с наемными рабочими — вроде бы прогресс, вклад в развитие капиталистических отношений, — но у него ничего не получается; вся жизнь Павла Петровича, умного, образованного и талантливого человека, была посвящена “погоне” за женщиной; Аркадий, который, казалось бы, принимает сторону Базарова, в конце концов не может расстаться с “отцовским” взглядом на жизнь. Все эти факторы говорят о начавшемся процессе оскудения и расслоения дворянства, отмеченного Тургеневым еще в романах “Дворянское гнездо” и “Рудин”. В описании этого оскудения русской аристократии, процесса снижения общественной роли дворянства Тургенев предвосхитил А. П. Чехова и И. А. Бунина, которые в своих рассказах и пьесах изобразили уже полное оскудение дворянских гнезд и потерю того достоинства и чести дворянина, которые были присущи русской аристократии первой половины XIX века. 
    Переживает глубокий внутренний конфликт и главный герой романа. Как уже было сказано, автор испытывает на прочность убеждения Базарова, проверяет их жизнеспособность. И оказывается, что представления Евгения не так уж правильны и верны в реальной жизни, как в его спорах с Павлом Петровичем. Базаров говорит о своей близости к народу (“Мой дед землю пахал...”), а простой мужик не принимает его, называя “шутом гороховым”; он выглядит холодным и равнодушным по отношению к своим родителям, которые души в нем не чают, а сам пытается всеми силами подавить в себе ответные чувства; он заявляет, что природа не храм, а мастерская, и объясняет все движения человеческого сердца лишь физиологией, а сам влюбляется в Одинцову и в задумчивости бродит по лесам в ее имении. Без сомнения, натура Базарова очень противоречива, и, хотя автор показывает читателю, что убеждения главного героя рушатся при столкновении с реальной жизнью, Тургеневу важно понять, что сделают такие, как Базаров, в России, чем обернется и конфликт отцов и детей, и внутренний конфликт “новых людей” в масштабе государства. В этом смысле важен еще один конфликт произведения — философский: “Я нужен России... Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен?” — спрашивает Базаров перед смертью. Мотив назначения, смысла жизни постоянно присутствует в произведении, а в образе Базарова он выливается в целый конфликт между жизнью и смертью. В разговоре с Аркадием под стогом сена Евгений высказывается о смысле своей жизни и замечает, что он умрет и из него “лопух расти будет”, то есть Базаров снова утверждает свой материалистический взгляд на мир: после смерти от него ничего не оста