Внешняя политика правительств Вудро Вильсона, Уоррена Гардинга, Кэлвина Кулиджа. “14 пунктов” Вудро Вильсона (“вильсонизм”):...

Информация о документе:

Дата добавления: 29/11/2014 в 11:08
Количество просмотров: 148
Добавил(а): Эвелина Ситсали
Название файла: vneshnyaya_politika_pravitelstv_vudro_vilsona_uorr.doc
Размер файла: 103 кб
Рейтинг: 0, всего 0 оценок

Внешняя политика правительств Вудро Вильсона, Уоррена Гардинга, Кэлвина Кулиджа. “14 пунктов” Вудро Вильсона (“вильсонизм”):...

Внешняя политика правительств Вудро Вильсона, Уоррена Гардинга, Кэлвина Кулиджа. “14 пунктов” Вудро Вильсона (“вильсонизм”): провозглашение “открытых договоров о мире” и запрещение тайной дипломатии; свобода морей; равенство условий для торговли со всеми странами; сокращение вооружений; беспристрастное решение всех колониальных споров; о радушном приеме Советской России в содружество наций (при условии отделении Украины, Прибалтики, Кавказа); о защите Германии от претензий со стороны Франции; сдерживание позиций Италии в отношении Балкан; протекторат Италии над Албанией; создание конфедерации Юго-Восточной Европы на месте развалившейся Австро-Венгрии; воссоединение Австрии и Германии; контроль над турецкими проливами; протекторат над Арменией; раздел Сирии, Палестины, Аравии и Месопотамии между Англией и Францией; интернационализация железных дорог. Оценка доктрины Вудро Вильсона.

Интервенция США в Советскую Россию. Высадка американских войск в Мурманске 10 июня 1918 г. (до июня 1919 г.) и во Владивостоке 16 августа 1918 г (до апреля-мая 1920 г.). Оккупация Сибирской железной дороги и КВЖД. Предоставление займов Колчаку 187 млн.$. и барону Врангелю в Крыму 10 млн. $. Кампания дипломатического непризнания Советской России. Полковник Эдвард Хауз – руководитель внешнеполитической деятельности США. Миссия Уильяма Буллита в Москву феврале 1919 г. и ее встречи с В.И.Лениным, Г.В.Чичериным и М.М.Литвиновым. Поражение мятежа белочехов, разгром войск Колчака, падение марионеточного проамериканского “Политцентра” в Иркутске 22 января 1920 года. Провал американской поддержки мятежа против белогвардейского правительства Розанова во Владивостоке (январь-апрель 1920 г.). Крах американской политики в отношении Советской России.

Попытки передела мира в пользу США на Версальской конференции. Дискуссии по германскому вопросу. Вопрос о репарациях. Попытки создания Лиги Наций – инструмента американского руководства миром. Неудачи и провалы американской дипломатии на Версальской конференции 1919 г. Отказ от ратификации Версальского договора США.

Проведение Вашингтонской конференции (12 ноября 1921 г. – 6 февраля 1922 г.). Вопрос об ограничении вооружений. Договор “четырех держав”. Советско-американские отношения в 1921-1923 годах. Обострение дипломатической борьбы за Китай. Оценка результатов американской дипломатии за период 1919-1923 гг.

Внешнеполитический курс США в 1924 – 1929 гг. Более глубокое вовлечение США в систему международных отношений в мире за годы стабилизации. Англия, Франция и Италия – главные финансовые задолжники США. Резкое ослабление позиций конкурентов США. Инвестиционная экспансия американского капитала в европейскую экономику. Интерес к сырьевым источникам. Разработка плана получения репараций с Германии под руководством американского банкира Чарлза Дауэса. Принятие “плана Дауэса” в августе 1924 г. и проникновение американского капитала в германскую послевоенную экономику. Участие США в работе Гаагской конференции 12 держав в качестве “страны-арбитра”. “План Юнга” (глава комиссии по репарационному вопросу) о размерах репараций с Германии в объеме 113,9 млрд. марок. Получение займов Германией от США в размере 2,5 млрд. $. Резкое усиление военно-морской мощи США к концу 1920-х годов (“крейсера создают Америке престиж”). Подписание 15 государствами в Париже Пакта Бриана-Келлога об отказе от войны как средства национальной политики 27 августа 1928 г. в Париже. Американская экспансия в Латинскую Америку и Канаду. Отношения с Мексикой, Канадой, Гондурасом, Доминиканской республикой и Гаити. Проблемы внешнеполитического характера в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Японо-американские и американо-китайские отношения. Усиление американского влияния на Дальнем Востоке. Оценка результатов американской дипломатии за 1924-1929 гг.

Влияние кризиса на международное положение США в 1929-1933 гг.: резкое падение объемов внешней торговли США, усиление борьбы за рынки сырья и сбыта товаров, обострение противоречий между крупными мировыми державами, обесценение доллара и европейских валют, разрыв международных экономических и финансовых связей вследствие массового банкротства международных банков, корпораций и фирм.

США и возникновение очага мировой войны на Дальнем Востоке. Взаимоотношения с Японией и Китаем. Международные отношения с Европой. Политика предоставления займов и кредитов европейским странам. Германская проблема – наиболее острая для европейской внешней политики США. Проведение международных конференций по вопросам мореплавания и разоружения в Лондоне в январе 1930 г. и Женеве в феврале 1932 г. Установление дипломатических отношений с СССР в ноябре 1933 года – победа взвешенного и продуманного внешнеполитического курса президента Фр.Д.Рузвельта. Заинтересованность деловых кругов США в экономическом сотрудничестве и торговле с Советским Союзом. Весьма скромные результаты американской внешней политики за годы депрессии.


После окончания второго президентского срока Вудро Вильсона, к власти на 12 лет пришли республиканцы: Уоррен Гардинг (1921—1923), затем после его смерти Кальвин Кулидж (1923—1929) и Герберт Гувер (1929—1933). Население США устало от прогрессистских реформ, и поэтому переход к консерватизму был как никогда кстати. Республиканцы в этот период видели своей главной целью: 1. стабильность, 2. обеспечение надёжных экономических показателей, 3. помощь фирмам с организацией их деятельности, открытие для них зарубежных рынков.


Разногласия между Демократической и Республиканской партиями по вопросам внешней политики касались главным образом вопросов тактики. По существу же как Вильсон, так и Гардинг, отражая интересы финансовой олигархии, ставили перед собой одинаковые задачи, на укрепление империалистических позиций Соединенных Штатов во всем мире и на подавление революционных и национально-освободительных движений. Из этой империалистической политики вытекала и непримиримая враждебность Соединенных Штатов к Советскому государству. Советское правительство придавало большое значение установлению нормальных отношений с Соединенными Штатами. 14 мая 1918 г. В. И. Ленин послал главе американской миссии Красного Креста полковнику Робинсу предварительный план Высшего Совета Народного Хозяйства по вопросам советско-американской торговли, который оценивал возможный экспорт из Советской России в Соединенные Штаты в 3 млрд. руб. Робине передал предложения Советского правительства государственному секретарю Лансингу, однако американское правительство, ставшее на путь антисоветской интервенции, игнорировало их. 2 января 1919 г. Народный комиссариат по иностранным делам назначил проживавшего тогда в Нью-Йорке Л. К. Мартенса представителем РСФСР в Соединенных Штатах Америки. 19 марта Мартене представил государственному департаменту меморандум, предлагая начать переговоры о «возобновлении в ближайшем будущем торговых отношений». Правительство Соединенных Штатов оставило без ответа эти предложения и продолжало по-прежнему признавать «послом» представителя правительства Керенского.

Мартене учредил свое бюро сначала в Нью-Йорке, а затем в Вашингтоне, установил связи с деловыми кругами, заключил контракты о поставках товаров в Советскую Россию на сумму 30 млн. долл. и вел переговоры о размещении контрактов еще на 300 млн. долл. Началось издание еженедельного журнала «Советская Россия», в котором публиковалась правдивая информация. Деятельность миссии Мартенса приносила положительные результаты. По инициативе группы инженеров и техников Нью-Йорка возникло общество технической помощи Советской России. В кругах прогрессивной общественности росли симпатии к Советской стране.


Встревоженные всем этим, американские реакционеры открыли ожесточенную кампанию клеветы и провокаций против миссии и лично против Мартенса, обвиняя его в «подрывной деятельности». 12 июня 1919 г. полиция совершила налет на бюро Мартенса, захватила документы и материалы. Дело Мартенса разбиралось в юридической комиссии сената, и хотя там не было доказано, что Мартене в чем-либо нарушил американские законы, американское правительство вынесло решение о его высылке за «связь с III Интернационалом». В январе 1921 г. Мартене выехал в Москву. Сделанные им заказы были аннулированы.


В конце марта 1921 г. ВЦИК обратился к президенту Гардингу и конгрессу с предложением установить нормальные деловые отношения. Из Вашингтона поступил ответ: пока не будут произведены «коренные изменения» в общественно-политическом строе России, Соединенные Штаты не установят с ней отношений. Правительство Гардинга препятствовало и торговле частных фирм с Советской страной. Оно запретило им предоставлять какие-либо кредиты советским организациям и предупредило, что американские фирмы, занимающиеся торговлей с советскими республиками, действуют на свой страх и риск.


По отношению к Германии правительство Гардинга, маскируясь политикой «изоляционизма», ставило своей целью восстановление военно-экономической мощи германского империализма. Этим путем оно рассчитывало обеспечить интересы американских монополий в борьбе с европейскими конкурентами, а также создать бастион против «коммунистической угрозы».


На Дальнем Востоке Соединенные Штаты осуществляли постоянное вмешательство во внутренние дела Китая, увеличивали свои капиталовложения как в Китае, так и в Японии, в то же время вытесняя японских империалистов с завоеванных ими позиций в Восточной Азии. Наиболее ярко эта политика проявилась во время Вашингтонской конференции 1921-1922 гг.


В странах Латинской Америки монополисты Соединенных Штатов добивались дальнейшего расширения своего экономического и политического господства. При посредстве «дипломатии доллара» они навязывали этим странам кабальные займы, захватывали их природные богатства, ставили под свой контроль их экономику и финансы. В Гаити и Доминиканской республике правительство Соединенных Штатов установило свою открытую военную диктатуру. Тысячи жителей Гаити были убиты оккупантами. Многие подверглись арестам и средневековым пыткам. Крестьян заставляли выполнять принудительную повинность по сооружению дорог в самых отдаленных уголках страны. В опубликованном в 1922 г. докладе группы американских юристов о положении в Гаити говорилось: «Для нашей великой нации является политически аморальным выступать в роли хулигана, нападающего на того, кто не имеет достаточных материальных ресурсов и слишком слаб физически, чтобы защитить свои суверенные права от стороны, неизмеримо более сильной».


На Кубе Соединенные Штаты, установившие еще во время войны оккупационный режим, попирали суверенитет страны. Грубое вмешательство Соединенных Штатов привело к такому взрыву негодования, что в феврале 1922 г. им пришлось отозвать с острова свои войска.


Заключенные в 1919-1920 гг. в Париже договоры так называемой Версальской системы закрепили сложившееся в результате мировой войны новое соотношение сил главным образом между европейскими империалистическими державами. Соединенные Штаты Америки, потерпев неудачу в дипломатической борьбе со своими империалистическими соперниками, не смогли тогда осуществить свои планы. Не были урегулированы и вопросы, касавшиеся района Дальнего Востока и Тихого океана. На Парижской конференции эти вопросы рассматривались лишь в связи с организацией антисоветской интервенции и переделом дальневосточных владений Германии.


В дальнейшем межимпериалистические противоречия на Дальнем Востоке и Тихом океане еще больше обострились. Соединенные Штаты повели активную борьбу за гегемонию в этом районе, и прежде всего за утверждение своей первенствующей роли в колониальном ограблении Китая. Поэтому американская дипломатия проявила в 1921 г. инициативу созыва конференции, призванной завершить создание послевоенной системы международных отношений в соответствии с соотношением сил, сложившимся к тому времени в капиталистическом мире.


Противоречия между Соединенными Штатами Америки и Англией обострялись на почве борьбы за рынки сбыта, сферы приложения капиталов, источники получения сырья.

Англо-американское соперничество было весьма сильным в Китае. Американцы, добиваясь преобладающего положения на всей территории страны. В частности, американский капитал стремился проникнуть в бассейн р. Янцзы и в Южный Китай, где господствовали англичане. Интересы Англии и Соединенных Штатов сталкивались также в странах Юго-Восточной Азии.

В 1919 г. конгресс Соединенных Штатов подтвердил принятую еще в годы войны программу военно-морского строительства, согласно которой американский флот должен был к 1924 г. стать самым крупным в мире. Это означало прямой вызов английскому первенству на море. Соперничать в продолжительной гонке морских вооружений Англия из-за относительной слабости своей экономики уже не могла. К тому же осложнения во внутренней и внешней политике не позволяли ей обострять отношения с Соединенными Штатами.С целью нажима на Англию Соединенные Штаты использовали ее финансовые затруднения. Требуя от английского правительства уплаты военных долгов, составлявших 850 млн. ф. ст., американцы подрывали позиции Англии на мировом кредитном рынке. Давление американских банков привело в 1921 г. к падению курса английского фунта стерлингов до 79% его золотого паритета.

Влиятельные политические деятели Англии стали склоняться в пользу компромисса с Соединенными Штатами по вопросу о морских вооружениях. В марте 1921 г. министр военно-морского флота Англии лорд Ли выступил с речью, в которой предложил путем соглашения установить паритет между английским и американским флотами. Через месяц Англия официально довела до сведения американского правительства, что она «готова отказаться от традиционной политики содержания флота, равного двум другим сильнейшим в мире флотам, и договориться с Соединенными Штатами Америки о равенстве флотов». При этом Англия предлагала гарантировать безопасность Соединенных Штатов в Атлантике, чтобы американцы имели возможность сосредоточить свой флот на Тихом океане.

Англии пришлось пойти навстречу американским требованиям и по вопросу об англо-японском союзе. Имевший в свое время антирусскую, затем антигерманскую и лишь отчасти антиамериканскую направленность, этот союз после мировой войны оказался нацеленным преимущественно против Соединенных Штатов. Как заявил в 1922 г. американский сенатор Лодж, «англо-японский союз представляет собой наиболее опасный элемент в наших взаимоотношениях с Дальним Востоком и на Тихом океане... Он вызывает растущую тревогу не только в Соединенных Штатах Америки, но и в Канаде... Он поддерживает в Японии военный дух и ее приготовления на суше и на море к новым конфликтам».Дипломатия США настойчиво требовала ликвидации англо-японского союза.


Обострение японо-американских отношений проявилось и в вопросе о Советском Дальнем Востоке. Американские империалисты по-прежнему не хотели устанавливать нормальных отношений с Советской Россией. Правительство Гардинга не изменило антисоветского курса, начатого Вильсоном. Но попытки Японии установить свое полное господство над Дальневосточной Республикой, закрепиться на Советском Дальнем Востоке вызывали серьезное беспокойство в правящих кругах Соединенных Штатов. Поэтому американское правительство, несмотря на то что ему хотелось задушить руками японских оккупантов Советскую власть на Дальнем Востоке, стало противодействовать японской экспансии и искать путей для проникновения в экономику Дальневосточной Республики.


В мае 1921 г. правительство Дальневосточной Республики согласилось предоставить американской компании Синклера нефтяную концессию на Северном Сахалине, причем компания обязывалась построить на восточном берегу Сахалина два порта. Государственный департамент положительно отнесся к проектируемой концессии.

10 июля 1921 г. государственный секретарь Юз выступил с официальным предложением созвать международную конференцию в Вашингтоне. 11 августа были разосланы приглашения главным капиталистическим державам.


На конференцию не были приглашены ни Советская Россия, ни Дальневосточная Республика, несмотря на то что вопрос об отношении к Советской России, хотя он формально и не стоял в повестке дня конференции, должен был занять центральное место в ее работе. Влиятельная американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» 6 ноября 1921 г. писала: «Русский вопрос, несомненно, явится самым важным вопросом, который будет обсуждаться в Вашингтоне президентом Гардингом, Брианом и другими делегатами».


Советское правительство дважды, 19 июля и 2 ноября 1921 г., протестовало против того, что РСФСР - великая тихоокеанская держава - не допущена к участию в конференции, и категорически заявило, что решения такой конференции не будут иметь законной силы.


Вашингтонская конференция открылась 12 ноября 1921 г. в составе представителей Соединенных Штатов, Англии, Франции, Японии, Италии, Бельгии, Голландии, Португалии, Китая. Английские доминионы и Индия имели самостоятельные представительства на конференции, поэтому считалось, что на ней присутствовали делегаты 14 держав.


Заседания конференции были объявлены публичными. Выступления делегатов печатались в газетах. Буржуазная пресса возвестила, что тайной дипломатии наступил конец. В действительности основные вопросы решались на закрытых совещаниях глав четырех делегаций - Соединенных Штатов, Англии, Японии и Франции. Мнения других делегаций очень мало принимались во внимание.


Официальная повестка дня конференции включала следующие пункты: 1) ограничение морских вооружений, а также правила пользования новыми орудиями войны; 2) тихоокеанский и дальневосточный вопросы (Китай, Сибирь и подмандатные острова). Вопрос об англо-японском союзе в повестке дня не значился, но было ясно, что решение его необходимо для достижения соглашения по другим проблемам.


Ведущая роль на конференции принадлежала Соединенным Штатам. Своей первоочередной задачей они считали ликвидацию англо-японского союза. Переговоры об этом велись в строгой тайне между главами американской, английской и японской делегаций - Юзом, Бальфуром и Като. Бальфур вначале настаивал на замене англо-японского союза трехсторонним англо-американо-японским соглашением, предусматривающим возможность для двух договаривающихся сторон входить друг с другом в военные оборонительные соглашения. Юз отверг эту попытку Англии сохранить в новом виде англо-японский союз и настоял на приглашении Франции к участию в соглашении. Серьезные англо-французские противоречия в борьбе за Ближний Восток, в германском и других вопросах, задолженность Франции Соединенным Штатам позволяли американской дипломатии считать, что привлечение Франции к проектируемому соглашению усилит позиции Соединенных Штатов в противовес Англии и Японии. 10 декабря неожиданно для большинства делегатов американский представитель Лодж огласил проект договора четырех держав - Соединенных Штатов, Англии, Франции и Японии - о взаимной гарантии неприкосновенности островных владений на Тихом океане. Французская делегация, от имени которой также представлялся этот проект, узнала о нем лишь незадолго до заседания.


13 декабря 1921 г. был подписан договор четырех держав. Он предусматривал, что в случае, если права участвующих сторон подвергнутся на Тихом океане опасности «в силу наступательных действий какой-нибудь державы», то стороны «войдут во взаимный, полный и откровенный обмен мнениями для того, чтобы достигнуть соглашения о наиболее действенных мерах, долженствующих быть принятыми». В договоре было зафиксировано, что после его ратификации англо-японский союз потеряет силу. Это был крупный успех американской дипломатии: Англии пришлось отказаться от англо-японского союза и согласиться участвовать в группировке, в которой главную роль должны были играть Соединенные Штаты.


Вместе с тем договор четырех держав был направлен своим острием против национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах, а также против Советской России.


На первом же заседании Вашингтонской конференции Юз внес американские предложения по вопросу о морских вооружениях. Они устанавливали для крупнейших капиталистических держав общий принцип пропорционального соотношения тоннажа по важнейшим категориям военных кораблей и пропорциональных норм для ряда вспомогательных боевых сил. Выдвигая свою программу, американская дипломатия стремилась предстать перед мировым общественным мнением в качестве поборника разоружения. На самом деле Соединенные Штаты вовсе не намеревались разоружаться: как раз накануне конференции конгресс увеличил ассигнования на развитие военно-морского флота. Цель Соединенных Штатов состояла в том, чтобы при посредстве международного соглашения привести в соответствие со своими интересами соотношение военно-морских сил главных держав и в первую очередь ликвидировать преобладание английского линейного флота над американским. В частности, поскольку Англия уже начала строить новые линейные корабли крупного тоннажа, каких американцы еще не строили, они предложили запретить постройку линкоров водоизмещением свыше 35 тыс. т (максимальная пропускная способность Панамского канала).


Англии было трудно отвергнуть американские предложения. Она испытывала большие финансовые осложнения из-за гонки военно-морских вооружений и с трудом содержала даже имевшийся у нее к этому времени флот. Поэтому Бальфур поддержал Юза. Японский делегат Като также заявил о своем принципиальном согласии с американскими предложениями. Однако, когда конференция перешла к конкретному обсуждению американского проекта, обнаружились большие расхождения. Японцы настаивали на соотношении линейных флотов Соединенных Штатов, Англии и Японии в пропорции 10 :10 : 7 вместо предложенной Юзом пропорции 10:10:6. В ответ американцы заявили, что если Япония будет упорствовать, то они начнут строить по четыре корабля на каждый японский корабль. Тогда японцы изъявили согласие принять американскую пропорцию при условии, что американцы не будут строить военно-морских баз на Тихом океане. Американская делегация возражала и против этого японского требования, особенно в отношении Гавайских островов. В то же время Франция настаивала на своем праве построить 10 новых линкоров тоннажем в 35 тыс. т каждый, а Италия - на установлении для нее равноправия с Францией.


Американская делегация при поддержке английской поставила вопрос о сокращении сухопутных армий и авиации, хотя ни Соединенные Штаты, ни Англия отнюдь не имели в виду всеобщее сокращение вооружений. Своим предложением они преследовали особые цели: американцы хотели подорвать японские позиции в Китае, а англичане - французские позиции в Европе и на Ближнем Востоке. Маневр не удался. Франция категорически отказалась пойти на сокращение сухопутных военных сил. Глава французской делегации Бриан, играя на антисоветских настроениях участников конференции, говорил, что большая армия нужна Франции для спасения Польши и всей Западной Европы от большевизма. Он указывал и на то, что Германия в любой момент может восстановить свою многомиллионную армию. Против сокращения сухопутных армий высказались Япония, Бельгия и Италия. Не было единодушия и между самими инициаторами предложения. В результате острых разногласий вопрос об ограничении сухопутных вооружений остался нерешенным.

В итоге почти трехмесячной борьбы представители Соединенных Штатов, Британской империи, Японии, Франции и Италии подписали 6 февраля 1922 г. соглашение «Об ограничении морских вооружений»,так называемый договор пяти держав. Он установил соотношение тоннажа линейных судов и авианосцев для каждой из этих держав в пропорции 5:5:3: 1,75 : 1,75.


Договор пяти держав официально закрепил согласие Англии на принцип паритета английского и американского линейных флотов. Американская дипломатия предлагала ограничить и численность крейсеров, которых у Англии было значительно больше, чем у других держав. Но английские представители категорически отвергли это предложение, так как крейсерский флот имел важное значение для контроля над морскими коммуникациями, связывавшими Англию с ее колониальными владениями. Так Англия сохранила за собой некоторое превосходство в морских силах.


В виде компенсации Японии за ее согласие Соединенным Штатам пришлось отказаться от права сооружать военные базы на Филиппинах, острове Гуам и Алеутских островах. Лишив Соединенные Штаты и Англию возможности создавать военно-морские базы на расстоянии ближе 5-6 тыс. км от японских островов, Япония обеспечила своему флоту, опирающемуся на обширную сеть хорошо оснащенных баз, господство в азиатских водах.


Вашингтонская конференция фиксировала установившееся к этому времени новое соотношение сил на Тихом океане.


Решения конференции, дополнив и частично изменив Парижские договоры 1919-1920 гг., составили вместе с ними так называемую Версальско-Вашингтонскую систему.


Заключенные в Вашингтоне соглашения отвечали в первую очередь империалистическим интересам Соединенных Штатов Америки. Япония сделала ряд вынужденных уступок; важнейшей из них был отказ от Шаньдуна, хотя ей удалось сохранить сильные военно-морские базы в западной части Тихого океана и южной части Северо-Восточного Китая. Расторжение англо-японского союза также было поражением Японии.


Отступление Японии было вызвано не только американо-английским давлением. Огромное значение имели разгром белогвардейской контрреволюции и успешное развитие борьбы против японской интервенции на Советском Дальнем Востоке, а также развертывавшееся национально-освободительное движение китайского народа. Ослабление внешнеполитических позиций японского империализма вытекало кроме того из обострения внутренней обстановки в стране.


Наибольший урон Вашингтонская конференция нанесла Китаю. Договор девяти держав закреплял его положение как неравноправной, полуколониальной страны. После конференции империалистические державы усилили борьбу против освободительного движения китайского народа, стремясь сохранить и упрочить свое господство в Китае. Вашингтонский сговор империалистов был направлен и против Советского государства. Решения конференции должны были консолидировать единый антисоветский фронт, распространить на Дальний Восток «барьер из колючей проволоки», которым империалисты пытались окружить Советскую страну.


Планы руководителей Вашингтонской конференции потерпели, однако, полную неудачу. Окончательный провал империалистической интервенции и восстановление Советской власти на Дальнем Востоке, рост Советской России как тихоокеанской державы, бурное развитие национально-освободительного движения в Китае определили непрочность вашингтонских решений. Оказались недолговечными и те соглашения, посредством которых империалистические державы пытались закрепить сложившееся между ними соотношение сил. Не был устранен японо-американский антагонизм; росли англо-японские разногласия. В итоге оказалось, что Вашингтонская конференция лишь на время приглушила межимпериалистические противоречия на Дальнем Востоке, но не ликвидировала их.


ГАРДИНГ

Во внешней политике Гардинг предпочитал смесь из национализма, прагматизма и консервативной мировой политики, комбинацию из содействия внешнеэкономическим отношениям, отстранения от Лиги Наций и договоренностей с другими державами о стабилизации международного положения. Особого внимания требовали заключение мира с бывшими военными противниками, регулирование вопроса военных долгов и положение на Дальнем Востоке с проблематичными отношениями с Японией. В августе 1921 года был подписан мирный договор с Германией, в котором США обеспечили себе все права из Версальского договора, не беря на себя его обязательств.

Важнейшим внешнеполитическим событием была открытая Гардингом в ноябре 1921 года в Вашингтоне конференция девяти держав, которая должна была содействовать успокоению положения на Дальнем Востоке и ограничению вооружения на флоте. В соглашении четырех держав США, Англия, Франция и Япония взаимно гарантировали друг другу их владения в районе Тихого океана. В соглашении девяти держав о Китае и с Китаем державы подтвердили, хотя и не безоговорочно, суверенитет и территориальную целостность Китая. В договоре пяти держав в .феврале 1922 года США, Англия, Япония, Франция и Италия временно ограничили гонку вооружений на море.

Уоррен Г. Гардинг при опросах среди историков США по иерархии президентов занимает как "неудачник" постоянно последнее место. Это является результатом его посредственного политического формата, его моральной распущенности и прежде всего последствий единственного в своем роде скандала Гардинга. Как бы ни был оправдан столь негативный приговор, фактом остается то, что Гардинг способствовал восстановлению нормальных политических условных рамок в переходный период после окончания войны. Соразмерно длительности его правления и возможностям его законодательные успехи довольно значительны. Результаты. конференции в Вашингтоне также принадлежат к положительному наследству этого президента. Однако, когда после смерти Гардинга стал известен масштаб коррупции и суды вынуждены были многократно утруждать себя, то это быстро перекрыло позитивные результаты его правления, и с тех пор его имя ассоциируется с одним из крупнейших и серьезнейших скандалов американской истории президентства, связанных с коррупцией.

20-е годы XX в. стали периодом укрепления международного положения США, которое произошло в результате ослабления международных позиций других стран, и в первую очередь Великобритании и Японии. Крушение вековых монархий в России, Австро-Венгрии и Германии, а также политико-экономическая несостоятельность и военная слабость пришедших им на смену режимов способствовали укреплению внешнеполитических позиций страны. 2 июля 1921 г. Конгресс США объявил официальное завершение Первой мировой войны и закрепил за американским государством права и привилегии, установленные для победителей Версальским договором, отвергнутым ранее тем же конгрессом. Как отметила тогда одна из американских газет, «по всей видимости, наша внешняя политика заключается в том, что мы не будем ни к чему принадлежать, но будем охотно встревать во все».

Война продемонстрировала правительству США и государствам Антанты, насколько разрушительными для экономики их стран могут стать военные операции на море, не ограниченные общепризнанными нормами международного права. Озабоченность правительства США вызывала и активность Японии на Дальнем Востоке, особенно возросшая после поражения России в русско-японской войне 1904—1905 гг. и передачи под мандат Японии по Версальскому договору бывших подмандатных территорий Германии в Тихом океане — Каролинских, Маршалловых и Марианских островов. Эти острова доминировали над морскими торговыми путями США в западном районе Тихого океана. Усилившийся контроль Японии над этим регионом и планы японского правительства по его милитаризации могли помешать уже одобренному Конгрессом США строительству американских военно-морских баз на Филиппинах, островах Гуам и Уэйк.

Уже в первый год своего президентства Гардинг выступил с инициативой созыва международной конференции, посвященной сокращению военно-морских сил и согласованию принципов ведения войны на море. Эта инициатива встретила поддержку пяти крупнейших военно-морских держав, представители которых собрались в Вашингтоне 12 ноября 1921 г. В результате сложных переговоров между США, Великобританией, Японией, Францией и Италией в 1922 г. было заключено соглашение об установлении между ними соотношения крупнотоннажных боевых кораблей в пропорции 5—5—3—1,67—1,67 соответственно. Этими же странами было заключено еще одно соглашение, согласно которому установленное соотношение распространялось на подводные лодки и запрещалось применение боевых отравляющих веществ. Четырехсторонним соглашением (США, Великобритания, Франция и Япония) завершились переговоры о взаимном признании участниками их тихоокеанских владений и сохранении статус-кво их военно-морских баз в западной части Тихого океана.

В годы короткого президентства Гардинга обострились проблемы с выплатой Германией обусловленных Версальским мирным договором репараций. Согласно этому договору их общая сумма определялась в размере 33 млрд долл. (132 млрд золотых немецких марок). Последовавшая в сентябре 1923 г. девальвация марки обесценила ее на 25%, что потребовало принятия срочных мер по обеспечению политических и экономических интересов стран-победителей. В роли инициатора и гаранта такого обеспечения выступил финансовый капитал США. Принятый в августе 1924 г. план Дауэса (Dawes Plan) предусматривал передачу Немецкого банка под союзный контроль с целью стабилизации немецкой экономики и разработки графика репарационных выплат для обеспечения интересов союзников. Для этого Германии выделялся заем, значительную часть которого предоставили американские банки. Возрожденная германская экономика и крепкие финансы могли стать определенной гарантией того, что послевоенная Германия не пойдет по большевистскому пути — Ноябрьская революция 1918 г. была достаточно серьезным предупреждением Западу о реальной опасности такого развития событий. План Дауэса имел своей целью укрепление германской экономики и косвенным образом экономики всей Западной Европы, поскольку разоренные войной европейские союзники утверждали, что они не в состоянии выплатить США накопившиеся долги, тем более без получения причитавшихся им с Германии репараций.

Союзники США в войне задолжали американскому правительству и частным банкам 20 млрд долл. В числе должников оказались Великобритания, Франция, Италия, Бельгия, Чехословакия, Югославия, Австрия, Эстония, Латвия, Литва, Венгрия и другие государства (при том, что практически все эти страны испытывали серьезные экономические затруднения после окончания войны). Некоторые из них, в частности Великобритания и Франция, а также Япония, получившие по мандату Лиги Наций экономически перспективные, в том числе и нефтеносные территории, ранее принадлежавшие Германии, нашли возможность финансировать строительство мощных военно-морских флотов. В результате долгих и сложных переговоров, с учетом роста антиамериканских настроений в европейских странах, часть их долгов была реструктурирована, а другая значительная часть с причитающимися по ним процентами (Италии и Франции — 80,2 и 60,3% соответственно) аннулирована. Одновременно была значительно сокращена сумма полагающихся с Германии репараций. По принятому в 1930 г. плану Янга (Юнга) (Young Plan) эта сумма была вновь сокращена, а срок ее окончательной выплаты продлен до 1988 г. Мировой экономический кризис конца 1920-х гг., американская Великая депрессия 1929—1933 гг., приход Гитлера к власти в Германии, Вторая мировая война и ее исход внесли существенные коррективы в эти договоренности. В общей сложности до начала Второй мировой войны Германия выплатила странам Антанты репарации на сумму ок. 4,5 млрд долл., а европейские союзники погасили свои военные долги США на сумму, составившую ок. 2,5 млрд долл. В 1953 г. между заинтересованными сторонами была достигнута договоренность о том, что оставшиеся долги Германии будут выплачены только после объединения ГДР и ФРГ. Однако ФРГ выплатила основную сумму долга к 1980 г., а после состоявшегося в 1990 г. объединения обеих частей Германии правительство страны обещало начать выплату накопившихся за предшествующие годы процентов по долгу Первой мировой войны.

Стремление США способствовать экономической стабильности Европы объяснялось, помимо озабоченности по поводу выплаты союзниками долгов США, интересом к получению рынков сбыта американского экспорта и сфер приложения капитала, а также стремлением предотвратить распространение коммунистической идеологии. Параллельно шел процесс усиления изоляционистских настроений в политических, деловых и общественных кругах страны. Неспособность западноевропейских союзников расплатиться с долгами, их бесконечные обращения с просьбой о сокращении сумм долговых обязательств, революционные события в России, Германии, Венгрии, распространение социалистических идей в Европе и их активное проникновение в американскую рабочую среду способствовали популяризации выдвинутого изоляционистами призыва: «Пусть Европа варится в своем собственном соку».

Несмотря на то, что в инаугурационной речи Гардинга содержалось признание сложившегося в мире порядка и выражалось намерение содействовать духу братства и сотрудничества, Россия была исключена из круга стран, заслуживающих такое отношение со стороны США. 21 марта 1921 г. (через две недели после того, как Гардинг стал президентом) номинальный глава Советского государства М. И. Калинин направил ему телеграмму, в которой изъявил готовность послать специальную делегацию для обсуждения вопроса об установлении советско-американских дипломатических отношений. Решительный противник признания Советской России, Гардинг не счел нужным лично ответить на это послание. Вместо этого было опубликовано заявление американского правительства, подтверждавшее его принципиальную готовность возобновить торговые отношения. Однако, указывалось в этом заявлении, правительству было «совершенно ясно, что в нынешних условиях не может быть никакой уверенности в возможности развития торговли», поскольку «было бы совершенно бесполезно возобновлять торговые отношения до того, как будет создан прочный экономический базис».

Позиция, занятая правительством Гардинга, излагалась в заключительной фразе заявления: «Если будут предприняты фундаментальные изменения, обеспечивающие неприкосновенность жизни и собственности, и будут обеспечены благоприятные условия для поддержания торговли, правительство будет счастливо получить заверения в том, что изменения такого характера будут осуществлены. Однако до того, пока такие заверения не будут получены американским правительством, оно не будет в состоянии найти необходимую основу для изучения вопроса о развитии торговли».

В 1921 г. в связи с обострением экономических проблем Советского государства М. Горький (по инициативе В. И. Ленина) обратился с письмом к директору Американской администрации помощи Г. Гуверу с просьбой оказать помощь голодающему населению Поволжья. В своем обращении к Конгрессу США от 6 декабря 1921 г. президент Гардинг следующим образом отреагировал на это обращение: «Америка не может оставаться глухой к такому обращению. Мы не признаем правительство России и не потерпим пропаганды, исходящей оттуда, но мы не забываем традиций русской дружбы. Мы можем забыть на время все наши внешнеполитические соображения и фундаментальные расхождения в формах правления. Главным является призыв страждущих и гибнущих». В 1921 — 1923 гг. более половины объема американского экспорта в Советскую Россию составляла благотворительная помощь.


КУЛИДЖ

В области внешней политики Кулидж был осторожен, в частности, продолжал установившуюся ранее политику в отношении СССР: не признавал новое государство и не устанавливал с ним дипломатических связей.

Один из самых известных внешнеполитических договоров времен Кулиджа - пакт Бриана - Келлога, в рамках которого по инициативе США и Франции полсотни государств отказались от войны как орудия национальной политики.

Во внешней политике правительство Кулиджа содействовало восстановлению военного и промышленного потенциала Германии (план Дауэса (репарационный план для Германии, разработанный Международным комитетом экспертов под руководством Ч. Г. Дауэса и утверждённый 16 августа 1924 на Лондонской конференции держав — победительниц в 1-й мировой войне. Предусматривал предоставление Германии займов и кредитов для восстановления её военно-промышленного потенциала. В 1929—30 заменён планом Юнга.)), проводило политику непризнания СССР, но в целом президент избегал активно действовать на международной арене, отчасти следуя традиционным для американских консерваторов изоляционистским взглядам. Он выступал и против участия США в работе Лиги Наций .

Внешняя политика Кулиджа опиралась на экономи ческую экспансию и на главенствующее промышленное и финансовое положение страны в двадцатых годах. Американские иностранные инвестиции (центр тяжести: Европа, Канада, Латинская Америка) достигли в конце этого периода 17 миллиардов долларов, т. е. объема ведущих до этого британских вкладов в зарубежных банках и в иностранные ценные бумаги. Администрация Кулиджа на этой основе и дальше следовала консервативному интернационализму.

Организацию внешней политики Кулидж предоставил своему министру иностранных дел Чарльзу Хьюзу, а с 1925 года - Фрэнку Келлоггу. В вопросе репараций и военных долгов, основной проблеме европейской политики того времени, с помощью плана Дауэса удалось в 1924 году при активном участии Америки урегулировать на новой основе германские репарационные платежи, благодаря чему стали возможны долгосрочные займы американских банков в Германии. Также в духе компромиссного решения был урегулирован открытый вопрос военных долгов с союзниками США в мировой войне. Между 1923 и 1926 годами были заключены соглашения с Великобританией, Францией и еще одиннадцатью государствами, которые предусматривали долгосрочную выплату долгов при умеренной процентной ставке.

Самым примечательным результатом внешней политики Кулиджа явился пакт об отказе от войны 1928 года, инициаторами которого были французский министр иностранных дел Аристид Бриан и министр иностранных дел Фрэнк Келлогг. Пакт Бриана-Келлогга был многосторонним договором, в который вошло более 60 стран. Подписавшие его отказывались от войны как средства национальной политики и внесли этим вклад в международно-правовую кодификацию отказа от насилия и временно успокоили международное положение. Чтобы действовать на длительное время, пакту не хватало действенного механизма безопасности, который можно было бы применить в случае нарушения договора.

В Латинской Америке Кулидж, с одной стороны, продолжил традицию военной интервенции в Центральной Америке и в районе Карибского моря и приказал американской морской пехоте начать военные действия в Никарагуа в 1926 году. С другой стороны, он в 1924 году прекратил военное господство в Доминиканской Республике. Государственный департамент в 1926 году оказывал массивное политическое давление на Мексику и требовал изменить те законы страны и законы, касающиеся нефти, которые называл "большевистскими", но Кулидж направил в качестве нового посла в Мехико своего друга по учебе Дуайта У. Морроу, которому на переговорах в 1928 году удалось примириться с мексиканским правительством. В январе 1928 года сам Кулидж, демонстрируя дружеское отношение, принял участие в открытии 6-й интерамериканской конференции в Гаване. В том же году государственный департамент сформулировал сначала внутренний меморандум о "Доктрине Монро", в котором автор Джеймс Кларк младший опровергал тот факт, что "Доктрина Монро" может служить оправданием американской интервенции в полушарии. Так латиноамериканская политика Кулиджа наметила к концу его президентства новое начало, которое было продолжено его преемником Гувером.

В 1928 году администрация Кулиджа официально признала китайское национальное правительство Чан Кайши, возникшее в революционной гражданской войне, после того как за год до этого бомбардировкой Нанкина вмешалось в китайскую гражданскую войну. Однако Кулидж и государственный департамент непоколебимо твердо держались непризнания СССР, несмотря на растущие экономические отношения между обеими странами.


ГУВЕРТ

Президентство Гувера не отличалось особой активностью во внешнеполитической сфере. Курс, намеченный в общих чертах предшествующими администрациями, продолжался без существенных изменений — США по-прежнему не вступали в Лигу Наций, хотя американские представители участвовали в работе этой международной организации в качестве наблюдателей. Советский Союз оставался непризнанным, от стран Европы требовалась выплата накопленных ими долгов, и США по-прежнему выражали заинтересованность в сохранении мира и ограничении военно-морского строительства в странах, способных представлять политическую или экономическую угрозу американским интересам. Любые попытки других стран укрепить свои позиции в мире (в частности, вторжение Японии в Маньчжурию в сентябре 1931 г.) встречали решительный отпор со стороны США. В январе 1932 г. в ноте госсекретаря Генри Стимсона было изложено отношение США к японской интервенции, а также требование сохранения принципа «открытых дверей» в Китае. Эта внешнеполитическая линия получила название «доктрины Стимсона».

Внешняя политика Гувера также в значительной степени была отмечена воздействиями кризиса мировой экономики и ухудшившейся международной позицией США. Еще до начала кризиса в июне 1929 года план Янга при активном участии США предпринял пересмотр немецких репарационных выплат. Выплаты репараций и военных долгов сорвались в результате кризиса. Мораторием, названным его именем, Гувер в июне 1931 года пытался сдержать коллапс отсрочкой всех международных правительственных долгов на один год. На деле с тех пор были надолго приостановлены выплаты репараций и военных долгов.

Гувер принципиально продолжал внешнеполитический курс своих обоих предшественников. Он также твердо придерживался неучастия в Лиге Наций и непризнания СССР. В его миропонимании в странное соединение вступили националистическое самосознание, чувство международной ответственности, вера в превосходство "белых народов" и желание уберечь страну от новой войны. Гувер верил в международную кооперацию без принуждения, в мирную международную систему, основанную на власти общественного мнения. У него была глубокая неприязнь к войне и разорительной гонке вооружений.

Гувер старался улучшить отношения с Латинской Америкой, разрушить недоверие к "колоссу на севере", отбросить интервенционные притязания и империалистические жесты запугивания и развивать экономическое и культурное сотрудничество. Кризис перечеркнул, правда, эти намерения, однако к концу его президентства был осуществлен вывод американских войск из Никарагуа и подготовлен вывод с Гаити. В вопросе разоружения Гувер достиг на Лондонской конференции 1930 года вместе с Англией и Францией компромисса, который Предусматривал верхний предел тоннажа для крейсеров, эсминцев и подводных лодок, но существовал недолго. Широкомасштабное предложение Гувера по разоружению на Женевской конференции 1932 года, которое бы полностью запретило оружие нападения и на треть сократило бы национальные вооруженные силы, осталось в области благих намерений. На нарушение договора японцами во время "Маньчжурского кризиса" 1931- 32 годов Гувер и Стимсон отреагировали 7 января 1932 года названной их именами доктриной, которая подтверждала непризнание Соединенными Штатами японских завоеваний или сделок в Китае, достигнутых насилием. Экономическими акциями против Японии, на которых настаивал Стимсон, Гувер ничего не приобрел. В сравнении с поставленными Гувером задачами его внешняя политика в кризисные годы несмотря на все усилия осталась нерезультативной. Так же мало она могла помешать дальнейшему ухудшению международной позиции страны.