РОЛЬ СУДА В ПРИМИРЕНИИ СТОРОН В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ <*> Б.И. ПОСПЕЛОВ

Информация о документе:

Дата добавления: 25/01/2015 в 18:59
Количество просмотров: 34
Добавил(а): Аноним
Название файла: rol_suda_v_primirenii_storon_v_grazhdanskom_proces.docx
Размер файла: 31 кб
Рейтинг: 0, всего 0 оценок

РОЛЬ СУДА В ПРИМИРЕНИИ СТОРОН В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ <*> Б.И. ПОСПЕЛОВ

РОЛЬ СУДА В ПРИМИРЕНИИ СТОРОН В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ <*>


Б.И. ПОСПЕЛОВ


--------------------------------

<*> Pospelov B.I. Role of the court in reconciliation of the parties in civil procedure.


Поспелов Борис Иванович, судья Курганского областного суда (в отставке), доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Курганского госуниверситета, почетный работник судебной системы РФ.


Автор статьи полагает, что роль суда в урегулировании спора путем примирения сторон прежде всего зависит от выработки механизмов участия судьи в гражданском (арбитражном) процессе, мотивации на обеспечение законности принятия решений, личностных качеств, связанных с сокращением нагрузки, а также с коммуникативными и медиативными навыками.


Ключевые слова: Закон "О статусе судьи", Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, гражданский (арбитражный) процесс, суд, стороны, примирение.


The author of the article believes that the role of the court in resolution of dispute by means of reconciliation of the parties primarily depends on elaboration of the mechanism of participation of the judge in civil (arbitrazh) procedure, motivation of ensuring legitimacy of taking decisions, personal qualities related to reduction of a burden as well as communicative and mediation skills.


Key words: Law "On the status of a judge", Civil Procedure Code, Arbitrazh Procedure Code, civil (arbitrazh) procedure, court, parties, reconciliation.


В настоящее время в обществе происходит осознание значимости и эффективности альтернативных способов урегулирования правовых споров и конфликтов, что, в свою очередь, позволяет иначе оценить роль и место традиционного правосудия в отечественной правовой системе.

Не умаляя значения государственных судов, следует признать, что споры, как частноправовые, так и в сфере публичных правоотношений, могут быть успешно разрешены, а точнее - урегулированы, с помощью различных примирительных процедур. И этому есть убедительное подтверждение. Как следует из Послания Президента России Д. Медведева Федеральному Собранию в декабре 2011 г., в европейских странах около 80% споров разрешается с помощью примирительных процедур <1>. В США такой показатель еще выше, он составляет более 90% <2>.

--------------------------------

<1> См.: Российская юстиция. 2012. N 2. С. 1.

<2> См.: Шимац С. Настало время вернуть споры их владельцам // Медиация и право. 2011. N 4. С. 73.


Это наглядно свидетельствует о том, что в настоящее время концепция разрешения споров, "где имеет значение лишь то, кто прав, а кто неправ, - уже давно не в состоянии удовлетворить потребности тех, кто ею пользуется" <3>. По обоснованным утверждениям Т.В. Сахновой и Д.А. Фурсова, в идеале суд в гражданском процессе "должен быть заинтересован в поиске "мирного" разрешения спора, в стимулировании сторон к такому поиску" <4>. Ведь "если суд применяет силу, но не предупреждает споры, то функции правосудия успешно не выполняются, что указывает на недостатки в правилах судопроизводства. Мудрый законодатель всегда с симпатией смотрит на примирение и признает, что заслуги примирителя выше, чем решение судьи" <5>. Заслуживает внимания и позиция В. Некрошюса, указавшего, что "в иерархии целей судебного производства лидирующую позицию занимает цель примирения сторон, а разрешение дела по существу и принятие решения должны трактоваться как второстепенные цели и применяться лишь тогда, когда примирить стороны уже невозможно" <6>.

--------------------------------

<3> См.: Там же. С. 73.

<4> Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 29.

<5> Фурсов Д.А., Харламова И.В. Теория правосудия в кратком трехтомном изложении по гражданским делам. М.: Статут, 2009. Т. 2. С. 410.

<6> Некрошюс В. Цели гражданского процесса: установление правды или примирение сторон? // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2005. N 4; СПб.: Изд. дом С.-Петербург. гос. ун-та, 2006. С. 12.


С учетом этих обстоятельств вполне логичным является вывод о том, что в обществе изначально должен превалировать подход, направленный не на судебное разрешение правовых споров и конфликтов, а на их мирное урегулирование. А это, в свою очередь, предполагает создание новых правовых механизмов, направленных на урегулирование правовых споров, а также изменение роли самого суда в гражданском судопроизводстве, где примирение сторон должно рассматриваться как наиболее эффективный способ защиты нарушенных и оспариваемых прав по сравнению с судебным разрешением спора.

В связи с этим представляется, что диалектика гражданского процесса вносит новое понимание роли суда в разрешении правовых споров, которое требует от судей кардинальных изменений их взглядов на процесс примирения, а от законодателя - определения приоритета целей гражданского судопроизводства и дальнейшего развития примирительных процедур.

Как следует из ст. 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) <7>, одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству, адресованной суду, является примирение сторон. Законодатель практически не раскрывает характер таких действий, указывая лишь, что в соответствии с п. п. 5, 6 ст. 150 ГПК РФ суд принимает меры по заключению сторонами мирового соглашения, в том числе по результатам проведения в порядке, установленном федеральным законом, процедуры медиации, которую стороны вправе проводить на любой стадии судебного разбирательства, разъясняет сторонам их право обратиться за разрешением спора в третейский суд и последствия таких действий. В соответствии с п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке дела к судебному разбирательству" при решении задачи по примирению суд должен указать сторонам не только их право воспользоваться примирительными процедурами, но и разъяснить существо этих процедур, а также правовые последствия их реализации <8>.

--------------------------------

<7> См.: Гражданский процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532 (с посл. изм.).

<8> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" // СПС "КонсультантПлюс".


Не вызывает сомнений, что такое законодательное регулирование задачи суда по примирению сторон ввиду отсутствия процедурной основы примирения и относительной определенности процессуальной нормы требует раскрытия содержания и определения в рамках гражданской процессуальной формы оптимальных и эффективных действий суда по примирению сторон. И это обусловлено особой значимостью данной задачи, поскольку невыполнение ее, как и любой другой задачи на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, может привести к процессуальным нарушениям, в том числе и к судебной ошибке, что буквально следует из содержания п. 4 приведенного выше Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

В связи с этим достаточно в качестве примера взять семейные споры, разрешение которых в судебном порядке либо их мирное урегулирование - две большие разницы, учитывая преимущества последнего способа. Например, спор между супругами об определении места жительства ребенка, о разделе имущества и т.д. Разрешение такого дела в суде посредством вынесения судебного решения, как правило, решит проблему юридически, но не фактически, поскольку в плане личностных взаимоотношений сторон конфликт останется, более того, он может усугубиться, привести к различным негативным последствиям как для самих сторон, так и для их детей. В то же время мирное урегулирование такого спора позволит сторонам сохранить отношения и быстрее разрешить спор, обеспечит конфиденциальность и добровольность исполнения, исключит излишние материальные, нервные затраты и т.д.

Безусловно, выбор соответствующих действий в силу принципа диспозитивности определяется самими сторонами, однако при этом нельзя забывать, что между ними имеется правовой конфликт, который сродни болезни, порой не может быть решен ими самостоятельно.

В этом случае необходима помощь третьего, нейтрального, лица, от которого стороны получат полную информацию о примирительных процедурах и преимуществах мирного урегулирования спора, чьи действия помогут "снять" напряженность в отношениях сторон, настроить их на сотрудничество и диалог. Таким лицом в гражданском процессе может выступать судья, рассматривающий дело, при этом автор настоящей статьи считает, что в данном случае судья не должен выполнять самостоятельную посредническую процедуру примирения сторон. Роль судьи, рассматривающего дело, в выполнении задачи по примирению сторон совершенно иная, она определяется его процессуальным положением, задачами и целями гражданского судопроизводства и гражданской процессуальной формой - обстоятельствами, которые существенным образом ограничивают возможность его участия в примирении сторон. Более того, такие действия судьи непродолжительны по времени.

Эффективность действий судьи по примирению сторон зависит от знания того, что составляет их содержание. При этом примирение, являющееся производным от слова "мирить", т.е. улаживать несогласие, вражду <9>, следует понимать не только как сам процесс, но и как достигнутый результат. В рамках же настоящей статьи рассматривается именно процесс примирения по причине его относительной определенности.

--------------------------------

<9> См.: Даль В.Н. Толковый словарь русского языка: современное написание. М.: Астрель; АСТ, 2009. С. 525.


Являясь философской и правовой категорией, примирение в гражданском процессуальном праве, в свете его принципиальных положений, получает свое специфическое содержание, которое отражает внутреннюю объективную логику гражданского процесса. Поэтому примирение в данном случае можно рассматривать как синтез двух элементов - права, регулирующего процессуальные действия суда по примирению сторон, и творческого процесса, основанного на усмотрении судьи, обусловленного его умением найти подход к решению сложных, личностно-психологических проблем сторон.

В отношении правового аспекта примирения следует отметить, что процессуальные нормы, регулирующие такие действия судьи, определяют перечень необходимых процессуальных действий, связанных с принятием мер по заключению сторонами мирового соглашения, разъяснением им права обращения за разрешением спора в третейский суд. Также стороны вправе воспользоваться примирительными процедурами, а суд должен разъяснить их существо и правовые последствия.

Проблема в том, что третейские суды - явление, не распространенное в российской провинции, а процедура медиации, несмотря на свои очевидные преимущества, фактически не применяется ввиду отсутствия достаточного количества сертифицированных медиаторов и неразвитости этой процедуры. Это следует и из Послания Президента России Д. Медведева Федеральному Собранию в декабре 2011 г., в котором он указал, что "законы о медиации, которые приняты, почти не работают, случаи заключения соглашений единичны" <10>.

--------------------------------

<10> Российская юстиция. 2012. N 2. С. 1.


Вместе с тем такое существующее положение с примирительными процедурами не должно быть препятствием в реализации законодательных предписаний. Необходимо учитывать, что примирительные процедуры только начинают активно развиваться в нашей стране, и на этом этапе им необходима поддержка и помощь государства, в том числе и со стороны судебной системы.

Поэтому в настоящее время разъяснение судьями существа и правовых последствий примирительных процедур в большинстве случаев имеет для сторон лишь информационный характер, являясь тем не менее эффективным инструментом пропаганды и культивирования идеи примирения в обществе, так как суды в России ежегодно рассматривают в исковом производстве миллионы гражданских дел.

А это предполагает, что миллионам лиц, участвующих в деле, были, как это требуют процессуальные нормы и постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъяснены существо медиации и третейского судопроизводства и их правовые последствия.

Все это должно способствовать распространению информации о примирительных процедурах, в частности медиации, "постепенно "овладевать массами" и укореняться в сознании людей как эффективный способ разрешения конфликтов" <11>.

--------------------------------

<11> Шамликашвили Ц.А. Медиация как современная тенденция развития правовой помощи и юридического консультирования // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 2011. N 5. С. 11.


Неисполнение информационной обязанности по разъяснению сторонам права воспользоваться примирительными процедурами в доктрине арбитражного процессуального права обоснованно расценивается как нарушение прав лиц, участвующих в деле <12>; такой же подход должен быть и в гражданском процессе, с учетом того что примирение сторон является обязательным элементом стадии подготовки, и невыполнение этой задачи, как и других, является процессуальным нарушением и может привести к судебной ошибке <13>.

--------------------------------

<12> См.: Захарьящева И.Ю. Примирительные процедуры в арбитражном процессуальном законодательстве РФ (концептуальные основы и перспективы развития): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 20.

<13> См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" // СПС "КонсультантПлюс".


Проблема приведенных выше положений заключается и в том, что во многих случаях стороны будут только информированы о медиации, третейском разбирательстве, но реально не смогут (по указанным ранее основаниям) ими воспользоваться. Представляется, что если в районе юрисдикции суда нет профессиональных медиаторов и третейского суда, действующего на постоянной основе, судья в процессе разъяснения сторонам существа и преимуществ альтернативных способов урегулирования спора может указать им и другие возможные примирительные процедуры.

Во-первых, это обращение по выбору сторон к конкретному адвокату, авторитет и опыт которого (а еще лучше - специализация) позволят ему эффективно осуществлять посреднические функции в примирении сторон. Речь в данном случае идет не о медиации как специализированной структурированной деятельности, а о посредничестве в урегулировании правового спора, содержанием которого является правовая помощь сторонам квалифицированным адвокатом. Такая роль адвоката, являющаяся неотъемлемой частью его профессиональной деятельности, в литературе определена как "взаимопомогающее право" <14> - разновидность адвокатской деятельности, когда адвокат, выступающий в качестве посредника в урегулировании спора, в дальнейшем в силу адвокатской этики не вправе представлять интересы одной из сторон в конфликте, а должен устраниться из дела.

--------------------------------

<14> Шамликашвили Ц.А. Взаимопомогающее право // Закон. 2012. N 5. С. 156 - 157.


Во-вторых, если по делу принимают участие представители сторон, то такая согласительная процедура, как переговоры сторон, должна предполагаться в самом начале стадии подготовки, независимо от того, была она ранее или нет. Судья, а также представители сторон фактически выполняют общие задачи по примирению сторон, исходя из их интересов. В современном западном мире профессионализм адвоката определяется его умением открыто предлагать все имеющиеся варианты решения спора доверителю и в его интересах принимать меры к его разрешению <15>. Не менее важная роль и у судьи - обеспечить сотрудничество сторон и их представителей.

--------------------------------

<15> См.: Шимац С. Указ. соч. С. 73.


Отступление представителя от таких действий, непонимание им своей роли и роли суда в примирении сторон - явное свидетельство его непрофессионализма.

В результате примирительных процедур стороны могут заключить мировое соглашение, истец - отказаться от иска, а ответчик - признать иск, главное, чтобы такие действия сторон не противоречили закону и не нарушали права и законные интересы других лиц (ст. 39 ГПК РФ).

Наиболее сложным является рассмотрение второго аспекта действий суда по примирению сторон, который связан с поиском ответа на вопрос: а должен ли судья выполнять еще другие действия по примирению или достаточно ограничиваться только информированием сторон о преимуществах примирительных процедур и их процессуальным оформлением? Представляется, что такой подход является формальным, поскольку он не отвечает идее примирения, культивирование которой как социально значимой ценности в настоящее время происходит в обществе.

Наоборот, со стороны суда необходимы действия, содержание которых должно определяться судейским усмотрением, суть которого - "найти решение, наиболее точно отвечающее замыслу законодателя" <16>, а это непростая, творческая задача. Еще великий русский мыслитель И.А. Ильин отмечал, что "возможность найти авторитетный и справедливый императив и примирить спорящих всегда драгоценна: она не только устраивает совместную жизнь людей на этот раз, но вселяет в них уверенность, что споры и столкновения вообще могут улаживаться мирно и справедливо" <17>.

--------------------------------

<16> Косой В.А. Определение судейского усмотрения // Современное право. 2012. N 8. С. 113.

<17> Ильин И.А. Собрание сочинений. М.: Русская книга, 1994. Т. 4: Общее учение о праве и государстве. С. 64.


Для понимания роли суда в примирении сторон целесообразно определить принципы этой деятельности, т.е. основополагающие идеи или наиболее общие правила, отражающие существо и специфику действий судьи в гражданском процессе.

Во-первых, большое значение играет характер действий суда как проявление метода правового регулирования исследуемых отношений между судом и сторонами. Необходимо учитывать, что метод гражданского процессуального права является императивно-диспозитивным, предполагающим в том числе четкую правовую регламентацию активных действий суда, с одной стороны, и диспозитивный характер полномочий сторон - с другой. Вывод о том, что суд не вправе оказывать воздействие на стороны с целью урегулирования спора, обусловлен отсутствием таких процессуальных норм в ГПК РФ и пониманием роли суда с учетом системы принципов гражданского процессуального права. В то же время диспозитивное начало процесса позволяет утверждать, что только стороны вправе решить вопрос, связанный с примирением, - это их частный интерес. Примирение в гражданском процессе не выделено в отдельную стадию, это первоначальный, самостоятельный элемент стадии подготовки дела к судебному разбирательству, где судья должен разъяснить сторонам преимущества мирного урегулирования спора, заключения мирового соглашения и последствия примирительных процедур. А это уже предполагает иную роль судьи в примирении сторон, где он уже выступает как независимый посредник, пытающийся примирить стороны, а не как судья, рассматривающий дело. Принципиальных различий в статусе это не влечет, поскольку беспристрастность, независимость и объективность присущи судье в любом качестве при исполнении служебных обязанностей, однако при совершении примирительных действий судья должен не повелевать и принуждать, а убеждать. В этом и есть проявление первого принципа действий суда по примирению сторон.

Во-вторых, весомое значение в понимании роли суда в примирении сторон играет принципиальное положение о беспристрастности суда, закрепленное в ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод <18> и ст. 12 ГПК РФ, которое означает "отсутствие предубеждения или пристрастия" <19>. Оно связанно "с личными качествами судьи, его поведением в ходе судебного разбирательства" <20>, а также с "личными убеждениями судьи по конкретному делу" <21>. Как посредник в споре, судья в процессе примирительных действий должен быть осмотрительным в отношении обстоятельств рассматриваемого дела, так как стороны постоянно будут обращаться к предмету спора, оценивать действия другой стороны, что может не только осложнить примирение, но и привести к утрате самой возможности примирить стороны. В связи с этим судье необходимо учитывать субъективное отношение к его действиям сторон, их представителей, поскольку любая сказанная им в связи с рассматриваемым делом фраза может быть неправильно истолкована сторонами, которые под влиянием конфликтной ситуации становятся более подозрительными и раздражительными. А это может повлечь определенные последствия в виде заявления отвода судье, подачи жалобы в квалификационную коллегию судей и т.д. Поэтому представляется, что судья при примирении сторон не должен касаться материалов спорного гражданского дела, за исключением случаев, когда этого требуют конкретные обстоятельства.

--------------------------------

<18> См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 2. Ст. 163.

<19> Кучин М.В. Прецедентное право Европейского суда по правам человека: Монография. Екатеринбург: Издательство УрГЮА, 2004. С. 192.

<20> Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-Книга, 2005. С. 124.

<21> Кучин М.В. Указ. соч. С. 192.


В-третьих, необходимо отметить принцип сотрудничества сторон и их представителей. Для этого судья с самого начала общения сторон в суде должен минимизировать конфликт, его внешние проявления, способствовать их диалогу, т.е. создать условия для конструктивного сотрудничества сторон в процессе судопроизводства.

В-четвертых, важным является качественное содержание действий суда по примирению сторон. Это должно найти проявление в разумном и оптимальном сочетании двух несопоставимых на первый взгляд обстоятельств, которые можно сформулировать следующим образом: обеспечение качества примирительных действий при незначительных временных затратах суда. При этом необходимо учитывать, что эффективность таких действий суда напрямую зависит от соответствующей подготовки судей, знания ими основ альтернативных способов разрешения споров, наличия у них медиативных и коммуникативных навыков, а также непосредственно от личностных качеств судей - "понимание мотивации поведения истца и ответчика, особенностей личности того и другого, их внутреннего психологического настроя" <22>.

--------------------------------

<22> Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: Монография. М.: Проспект, 2010. С. 232.


Но самое главное - это мотивация самих судей к совершению действий по примирению, наличие у них опыта общения с людьми в разных жизненных ситуациях, в том числе и конфликтных.

И здесь важно, что понимание значимости использования судьями медиативных и коммуникативных навыков отмечается не только в научных исследованиях ряда ученых-процессуалистов - С.К. Загайновой <23>, И.В. Решетниковой <24> и других, но и находит практическое применение в судебной практике, о чем свидетельствует правовой эксперимент по "разработке и апробации механизмов медиации" <25>, проводимый с 2011 г. в некоторых районных судах г. Екатеринбурга Центром медиации УрГЮА, где у судей, "после прохождения обучения соотношение прекращенных и рассмотренных дел... увеличилось и превысило средние показатели по суду на 200,5%" <26>.

--------------------------------

<23> См.: Загайнова С.К. О комплексном подходе к развитию медиации в России // Закон. 2012. N 3. С. 55.

<24> См.: Решетникова И.В. Культивирование идеи примирения // Российский судья. 2010. N 4. С. 30 - 32.

<25> Загайнова С.К. Указ. соч. С. 55.

<26> Там же. С. 56.


Еще более впечатляют результаты Арбитражного суда Свердловской области, в котором "процент мировых соглашений у судей. обучающихся основам медиации и медиативного подхода, составил 33% против 3% у их коллег, не владеющих основами медиации и не применяющих медиативные навыки в своей профессиональной деятельности" <27>.

--------------------------------

<27> Шамликашвили Ц.А. Медиация как современная тенденция развития правовой помощи и юридического консультирования // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 2011. N 5. С. 11.


Представляется, что в приведенных выше случаях определяющими факторами являются именно мотивация судей на урегулирование спора путем примирения сторон и их личностные качества, а коммуникативные и медиативные навыки - это средства для достижения этой цели. Не вызывает сомнений, что знание и применение судьями данных навыков повышает качество и эффективность их действий по примирению сторон, что позволяет устранить внешние проявления конфликта, настроить стороны на диалог и сотрудничество.

Например, при разъяснении преимуществ примирительных процедур (п. 5 ст. 150 ГПК РФ), к которым можно отнести: сохранение между сторонами взаимоотношений, отсутствие дальнейших споров и конфликтов, а также связанных с этим нервных и материальных затрат, потерь личного времени, проблем с исполнением судебного решения и т.д., следует раскрыть специфику и особенности судебного разбирательства, присущие ему общие недостатки: стресс, нервные и временные затраты, материальные расходы, неопределенность результата, наличие проигравшей стороны, разрыв отношений и т.д., чтобы стороны имели возможность оценить оба предполагаемых варианта разрешения спора. При использовании такого приема наиболее эффективны элементы нарративной медиации (нарратив - от англ. narrative - рассказ, история, повествование) <28>, где рассматривается не конкретный конфликт, его подоплека, а отвлеченные от сторон абстрактные истории, сюжеты, имеющие поучительный характер. При этом судья, не затрагивая материалы гражданского дела, непроизвольно "подталкивает" стороны к тому, что они проецируют негативный чужой опыт на свои отношения и задумываются уже над своей историей. Это, в частности, и есть одно из проявлений роли судьи в убеждении сторон в преимуществе мирного урегулирования спора. И таких случаев, когда судья может влиять на стороны путем убеждения, можно привести бесконечное множество. Примечателен такой пример, когда один из знакомых автору судей по сложному гражданскому делу обратил внимание на то, что стороны являются верующими. Кажется странным, но именно деликатное обращение судьи в беседе к истокам христианской религиозной мысли, где идея примирения является основополагающей, привело к сотрудничеству сторон, а впоследствии и к их примирению. Конечно, это частный случай, требующий соответствующей подготовки, такта, сопереживания, однако судебная работа и состоит из таких жизненных сюжетов, где умение найти подход к людям и решить их жизненные проблемы - одна из главных составляющих профессионализма судьи.

--------------------------------

<28> URL: www.gestaltlife.ru.


Эти базовые принципиальные положения и должны лежать в основе действий судьи по примирению сторон.

На первый взгляд может показаться, что примирение будет отнимать у судей много времени, что в условиях большой служебной нагрузки неприемлемо. Однако это не так, поскольку примирение сторон, как свидетельствует приведенная выше статистика, будет иметь положительный результат, что исключит судебное разбирательство по отдельным делам, а значит, сэкономит время судьи.

В заключение можно отметить положительную тенденцию, связанную с намерением законодателя идти дальше в этом вопросе - создать в гражданском судопроизводстве (сначала в арбитражном процессе) <29> новый процессуальный механизм урегулирования правовых споров - судебную медиацию, интегрировав его в судебную систему, что позволит более эффективно решать вопросы, связанные с примирением сторон уже в рамках отдельной, специализированной, процедуры. Тем не менее представляется, что задача суда по примирению сторон в гражданском процессе сохранится, более того, возрастет ее значимость, повысится роль суда, а содержание станет определенным.

--------------------------------

<29> URL: http://zakon.ru/ Discussions/ konflikt_sudov_ ureguliruy-ut_ mediatory_plenum_ vas_odobril_ zakonoproekt_o_ sudebnoj_mediacii/3553 (дата обращения: 28.01.2013).